​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Пенсии в России. Что будет через 10, 20, 30 лет?

Пенсии в России. Что будет через 10, 20, 30 лет?

01.08.2012

ПРОНЬКО: 19 часов 3 минуты в российской столице. Добрый вечер, господа. У микрофона Юрий Пронько, начинаем наш ежедневный вечерний интерактивный канал «Большое реальное время».

В этом часе по традиции у нас гости в московской студии прямого эфира, а в следующем часе, с 20-ти до 21-го, будем подводить итоги дня. Сегодня я выбрал четыре темы, три из них касаются России, одна – Украины. Не могу обойти события, которые начинают разворачиваться в соседней державе. Там дан старт предвыборной парламентской кампании, вы знаете, что там все очень бурно, я бы сказал, даже буйно в определенные моменты. У нас будут гости из Киева, и наши доморощенные российские эксперты.

Четыре темы. Одна также связана с Навальным. Все-таки сегодня СКР соблаговолил, наконец-то, предъявить ему обвинения. Вот та истерика, которую я наблюдал со стороны его адвокатов, наконец-то, начинает приобретать некие реальные черты. Поговорим о том, чего в деле Навального и в деле «Кировлеса» больше – политики или экономики.

Затем обсудим тему, связанную с катастрофой в Крымске. Сегодня Сергей Митрохин, лидер партии «ЯБЛОКО» предложил перевести губернатора Кубани Ткачева в статус подозреваемых по делу о наводнении в Крымске. Как мне представляется, это очень важная тема.

И четвертая, она будет связана с нашей московской тематикой. У нас здесь городское правительство вновь решило подреформировать малый бизнес. В столице решили убрать ларьки с остановок. Как мне представляется, это новый удар по малому бизнесу. Вы знаете, я пятый год на волнах «Финам FM» отражаю и всячески защищаю интересы малого и среднего бизнеса, вот эти новации чиновников меня всегда, мягко скажу, настораживают. Хотя у них есть определенная своя логика. И мы предоставим возможность высказаться обеим сторонам – и провластным, скажем так, и представителям предпринимательских столичных структур.

Но это все следующий час. А в этом часе у нас будет очень сложная, важная, как мне представляется, принципиальная тема. Мы будем говорить о пенсионном обеспечении в России, что будет через 10, 20, 30 лет. Я так же, как и многие из вас, отношу себя к молодому поколению, но, тем не менее, уже давно задумался над этой тематикой, потому как известно, что старость приходит неожиданно, и она точно всегда приходит. И хотелось бы понять, что нас ожидает. У нас будет два гостя, один уже доехал – это председатель комитета Государственной Думы России по труду и социальной политике, член фракции «Единая Россия» Андрей Исаев. Андрей, добрый вечер.

ИСАЕВ: Добрый вечер.

ПРОНЬКО: И мы ждем буквально с минуты на минуту Евгения Ясина, научного руководителя Высшей школы экономики, бывшего министра экономики Российской Федерации. Евгений Григорьевич где-то у нас подзастрял в столичных пробках, но, тем не менее, я надеюсь, он до нас доберется.

ИСАЕВ: Я тоже очень надеюсь.

ПРОНЬКО: Да. Напомню средства коммуникации: для звонков – многоканальный телефон 65-10-996 (код Москвы – 495); для ваших писем – наш портал в Интернете finam.fm, там же идет и прямая веб-трансляция. Можете слушать, смотреть и самое главное – участвовать в нашем разговоре.

Андрей, вот скажите, на сегодняшний день у государства российского есть понимание в части пенсионного обеспечения не сиюминутное, не погашение сиюминутных, безусловно, очень сложных вопросов, как то: досрочные пенсии, а в целом стратегическое направление пенсионного обеспечения, скажем так, в обозримой перспективе?

 

Андрей Исаев

 

ИСАЕВ: Я скажу так. У государства российского есть некие идеи, окончательного понимания нет. Потому что я считаю, что это не должно быть решением государства только как такового, и мы не должны повторять ошибок нескольких пенсионных реформ.

В данном случае мы должны говорить о том, что должно быть решение общества. Общество должно сказать: «Вот это мы считаем справедливо, вот это мы понимаем, вот это правильный подход, вот это неправильный подход». И задача, которую я ставлю перед собой, ну, до тех пор, пока я буду возглавлять комитет, состоит в том, чтобы решение было принято при активном участии общества.

Понятно, что общество как таковое это 140 миллионов человек, и не выведешь их на площадь и не проведешь референдум по пенсиям, но есть активные представители общества. Это и экспертное сообщество, это и государственные чиновники, которые в этом разбираются, это профсоюзы, которые представляют интересы трудящихся, это объединения работодателей, это Союз пенсионеров России, это другие общественные организации ветеранские и прочие. Чем больше их примет участие в обсуждении параметров пенсионной системы и его развития, чем больше их станет авторами принимаемых решений, тем лучше. Во всяком случае, я считаю, что без такой широкой экспертизы, без достижения консенсуса по основным параметрам мы двигаться дальше не сможем.

ПРОНЬКО: В чем функционал государства и в чем функционал конкретного человека?

ИСАЕВ: Государственный функционал должен состоять в том, если мы говорим о выборе решения, в том, что государственные чиновники должны сказать: «Вот у нас такие-то проблемы, у нас такие-то вызовы, мы предлагаем такой-то набор решений». А представители людей должны сказать: «Вот это решение, которое вы предлагаете, оно неправильное, оно нам не годится; вот это решение, которое вы предлагаете, оно правильное, оно нам не очень нравится, но мы понимаем, что такая жизнь».

А жизнь...

Мы все реально понимаем одну вещь. О том, что у нас происходит то же самое, что происходит во всех европейских странах – происходит старение нации.

Нация наша сейчас по международным критериям, по оценкам ООН, старая. Что такое старая нация? Это же ведь не просто слова, это определенные категории. Если 15% населения старше 65 лет, то нация старая. Мы прошли этот рубеж, в мегаполисах у нас больше 15% старше 65 лет. В этом нет ничего плохого на самом деле, потому что это означает, что мы стали жить дольше.

Скажем, когда Бисмарк затевал пенсионную систему в Германии, и когда именно он предложил вот эту формулу: 55 лет – для женщин, 60 лет – для мужчин, потом впоследствии успешно используемую большевиками, тут ничего не скажешь, он исходил из того, что мало кто из работающих доживал вообще до этого возраста. Сейчас у нас число пенсионеров по отношению к числу работающих растет. Когда я каждый раз на встречах с избирателями, с различными группами населения, с оппозицией слышу о том, что у нас никто не доживает до пенсии, я говорю: «Ребята, давайте посмотрим статистику. У нас на сегодняшний день 40 миллионов пенсионеров. Они каким образом...»

ПРОНЬКО: Это контрольная цифра, 40 миллионов?

ИСАЕВ: Да. Они каким-то образом дожили до пенсии, правильно? Более того, еще пять лет назад у нас было 38 миллионов пенсионеров, и мы можем прогнозировать, что через пять лет у нас будет 45 миллионов пенсионеров. И так далее, и тому подобное.

Люди, слава богу, доживают. Это означает, что мы становимся более цивилизованными, но это означает, что мы должны перестраиваться. Потому что общая настройка, которая существовала в обществе раньше, это то, что старики, вот они такие беззубые сидят за печкой, им младшее поколение жует, потом выплевывает, они все это дело проглатывают, и вот как-то они рассказали...

ПРОНЬКО: Сосуществуют.

ИСАЕВ: Да, сосуществуют. Мы должны научиться жить таким образом, что у нас треть граждан – это граждане пожилого возраста. Они должны быть активны, они должны участвовать в общественных процессах, они должны иметь возможность самореализации, они должны иметь возможность не доживать, а реально жить этот период времени.

Это, конечно, должна быть перестройка всего общественного подхода, и в том числе это потребует определенных усилий в части пенсионной системы. Почему? Потому что
На сегодняшний день пенсии, которые получают наши пенсионеры, они безобразно малы, мы это понимаем, но мы точно так же понимаем, что ресурс для роста этих пенсий пока крайне ограничен по одной простой причине.

ПРОНЬКО: Ну, вот идея некоторых чиновников бывшего Минздравсоцразвития о том, что «а давайте-ка мы обнулим накопительную часть пенсий»... Я был шокирован, Андрей, этой идеей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Евгений Ясин 

 

ИСАЕВ: Юрий, знаете, я скажу следующим образом. В таком варианте эта идея, конечно, безобразна. Но, если говорить, что называется, философски, накопить еду, накопить продукты, накопить одежду невозможно. Можно накопить фантики, называемые деньгами, или их нулевой вариант – электронный вариант этих денег. Что они будут стоить через 10, 15, 20 лет – этого никто не может сказать сейчас.

Поэтому накопительная пенсия, она как краткосрочная история для выкручивания ситуации, и эту историю применяют многие страны, в том числе и мы начали применять, она, несомненно, хороша как краткосрочная история, как один из вариантов.

ПРОНЬКО: Краткосрочная с каким временным лагом?