​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Исаев: "Плюшкин как зеркало российского либерала"

31.05.2013

Полная версия статьи заместителя секретаря Генерального совета «Единой России», председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрея Исаева, опубликованной 29 мая в «Российской газете»:

"Великий писатель и знаток русской души Н.В. Гоголь в свое время создал замечательный образ Плюшкина. Этот герой, экономя, то есть стремясь не расходовать лишнее, превратил себя в абсолютно нищего, и удивительным образом российский экономический либерализм сегодня воплощает его философию.

В связи с разговорами о мировом экономическом кризисе мы вновь услышали от либералов призывы сокращать государственные расходы. Призывы эти не новы. Все 90-е годы мы были свидетелями так называемого монетаристского подхода: нам внушали, что единственный способ государственного регулирования экономической сферы – «держать и не пущать», точнее никому ничего не давать. Причем тогда не только не было никаких вложений в реальный сектор экономики и слова «промышленная политика» считались проявлением большевизма, но и месяцами не выплачивали то, что положено гражданам: пособия, пенсии и даже зарплаты. Это была вполне осознанная политика государства, направленная на то, чтобы таким образом обеспечить устойчивость экономической системы и снизить инфляцию. Однако результат оказался прямо противоположным: экономика пришла в крайне бедственное положение, а инфляция не снижалась и не могла снизиться в условиях, когда кредиты оказывались для предприятий чрезвычайно дороги.

С начала 2000-х годов ситуация коренным образом изменилась. Государство стало в полном объеме выполнять свои обязательства перед гражданами. Более того, социальные расходы выросли, начали увеличиваться зарплаты и пенсии, выплачиваться пособия, а в результате принятия столь ругаемого нашими оппонентами 122 закона вместо по большей части призрачных льгот люди начали получать реальные деньги. Но, тем не менее, либеральный крен в политике финансово-экономического блока правительства сохранялся: «лишние» деньги изымали из экономики в стабилизационный фонд. С одной стороны, такая политика была отчасти оправдана. Именно существование стабилизационного фонда позволило России нормально пережить экономический кризис, в отличие от Греции или Испании. С другой стороны, начиная с 2005-2006 годов, стремление спрятать все «лишние» деньги в «подушку» превратилось в тормоз развития. Поэтому партия «Единая Россия» и ее фракция в Госдуме фактически вступили в конфликт с финансово-экономическим блоком правительства. В 2006 году фракция отказалась голосовать за предложенный министерством финансов проект бюджета. В конфликт вмешался Президент, и родились национальные проекты, которые касались образования, здравоохранения, жилищного строительства и сельского хозяйства. Впоследствии отдельным проектом стала поддержка семьи, материнства и детства. Появились партийные проекты. Постепенно возрождалось дорожное строительство, возникли дорожные фонды. С 2000 по 2013 годы минимальный размер оплаты труда вырос в реальном выражении с трех долларов США в месяц (83 рубля 49 копеек) до 170 долларов (5205 рублей), то есть более чем в 60 раз. Но все это достигалось в борьбе с представителями финансово-экономического блока. Поэтому сегодня, когда один из бывших таких представителей – господин Кудрин – говорит нам о том, что якобы мы несем ответственность за недостаточное развитие нашей экономики, его слова звучат просто смешно.

Что же делать в нынешней экономической ситуации? Ответ достаточно прост: есть две модели поведения российских властей. Одну из них мы наблюдали в условиях кризиса 1998 года. Вторую – в условиях кризиса 2008-2010 годов.

В 1998 году государство полностью отказалось от всех обязательств перед гражданами, банками и предприятиями, и последствия были катастрофические, жизненный уровень громадного количества людей упал ниже черты бедности, страна оказалась резко отброшенной назад.

В 2008 году, вопреки призывам наших либералов, государство активно тратило деньги: провело валоризацию пенсий, то есть пересчитало пенсионные права тех, кто приобрел пенсионный стаж в советское время, впервые установило минимальный размер оплаты труда на уровне прожиточного минимума трудоспособного человека, вложило огромные средства в поддержку целого ряда предприятий (например, «АвтоВАЗа»), увеличило пособия по безработице и расходы на занятость в целом. И выяснилось, что вторая модель гораздо более правильная, чем попытка на всем сэкономить. Чтобы развиваться, деньги надо не экономить, а вкладывать.

Самое эффективное вложение на сегодняшний день – вложение в человека, который придет на рынок, купит товар и в силу этого обеспечит нормальную покупательную способность, а следовательно, будет поддерживать экономику на плаву.

Позиция «Единой России» однозначная: мы, в отличие от либералов, считаем, что экономические и социальные задачи не противоположны друг другу. Нельзя улучшать положение в экономике, экономя на социальной сфере. Рано или поздно такая экономия выйдет боком. Мы выступаем за то, чтобы в условиях мирового кризиса укреплять социальную защищенность наших граждан, повышать их заработную плату. Также необходимо в ближайшее время довести МРОТ до уровня прожиточного минимума (он сильно отстал за последние пять лет).

Но это уже другая история, о которой мы поговорим с вами, уважаемые читатели, в следующую среду."