​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Когда отрасль обновляется

Когда отрасль обновляется

23.09.2014

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова назначена на высокую должность почти два года назад. С марта 2004 г. министерство существовало в объединенном варианте. И когда оно, наконец, было разделено на два самостоятельных ведомства, то медицинское возглавила, как и положено, врач в четвертом поколении, известный невролог Вероника Скворцова.

О том, что она остается по-прежнему врачом, а не только опытным организатором здравоохранения, стало ясно многим, когда она оказала первую помощь сотруднику администрации Президента России, которому стало плохо перед заседанием Госсовета в подмосковной резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево. Потом, а в пути на пострадавший от наводнения Дальний Восток, глава Минздрава России приводила в чувство соседку по самолету, которая почувствовала болезненное состояние из-за сильнейшей головной боли. Такая она – наш министр, хрупкая и интеллигентная женщина, строгий, где-то даже жесткий руководитель отрасли, и в то же время, не забывающей о том, что является представительницей самой гуманной профессии, проникнутой добротой и профессионализмом.

Накануне итоговой коллегии корреспондент «Медицинской газеты» Алексей Папырин встретился с министром здравоохранения России Вероникой Скворцовой. 2013 выдался богатым на события, в которых медики продемонстрировали боевую готовность сражаться везде и всегда за жизнь россиян. Как не вспомнить еще доверительные беседы с будущими медиками, наставления Вероники Игоревны предано служить своей профессии. Значительным стало завершение программы модернизации здравоохранения, построение трехуровневой системы, благодаря чему отрасль здравоохранения технически перевооружилась и устремилась вперед в своем развитии.

На путях обретения трехуровневой модели

Вероника Игоревна, каким был 2013 год для российского здравоохранения?

- Главным итогом прошедшего года я назвала бы прирост населения страны. В 2012 г. мы переломили тенденцию к сокращению численности населения, то уже в 2013 г. фиксируется естественный прирост населения более чем на 24 тыс. человек. Причем если ранее население нашей страны увеличивалось в основном за счет роста рождаемости, то в 2013 г. ситуация кардинально изменилась и увеличение численности произошло за счет снижения смертности. Так смертность от основных причин весомо сократилась: от сердечно-сосудистых заболеваний – на 4,5%, туберкулеза – на 10 %, от внешних причин – на 4,2%. Младенческая смертность снизилась с 2005 года более чем на 25% (с 2012 года после незначительного роста, в связи с переходом на новые критерии регистрации новорожденных, данные показателя вновь начали улучшаться, и за 2013 год снизились на 4,7%). В общем, смертность за 2013 год снизилась на 1,8 %. Все это – результат огромной работы, проведенной медицинскими работниками и организациями здравоохранения в каждом регионе нашей страны.

Мы подошли к завершению формирования трехуровневой системы здравоохранения. Это стало возможным благодаря реализации региональных программ модернизации. Напомню, что они позволили не только построить 101 объект, отремонтировать каждое третье медицинское учреждение страны, но и приобрести огромное количество новейшего оборудования (почти 400 тыс. единиц в 6 тыс. ЛПУ).

Серьезно обновлена система скорой медицинской помощи. Впервые весь парк машин этой важнейшей службы (а это более 19 тыс. автомобилей) оснащен навигационной системой «ГЛОНАСС» и получил возможности использовать телемедицинские технологии. Теперь бригады «скорой» оперативно могут передавать электрокардиограммы и получать дистанционные консультации специалистов. Кроме того, в каждом регионе созданы пункты управления бригадами: диспетчеры отслеживают маршруты машин, корректируют их выезд к конкретному больному. Не случайно за год на 6 % увеличилось количество вызовов, на которые «скорая» приезжала менее чем за 20 минут. Теперь, более 80 % вызовов обслуживаются в этот временной период. Профессионалам не надо пояснять, что значит оказание медицинской помощи больным в течение «золотого часа». Вспомним, какую слаженную работу продемонстрировала «скорая», оказавшись быстрее остальных оперативных служб, на месте декабрьской трагедии в Волгограде. Врачи, несмотря на весь ужас произошедшего, не растерялись, не поддались панике и спасли десятки человеческих жизней.

В регионах существенно выросло количество учреждений, способных оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь. Об этом свидетельствует статистика: из 506 тыс. больных, более 136 тыс. получили ВМП в региональных клиниках. Так, более 60 % трансплантаций почки проведены в территориальных медицинских учреждениях.

Это, включая высокотехнологическую помощь детям? И какие еще перемены произошли в области охраны материнства и детства?

– Да, безусловно.

В программах модернизации на укрепление этой службы предусматривалось около трети всех средств. Сегодня можно оценить, что удалось сделать. Существенно улучшилась материальная база учреждений родовспоможения, отделений неонатологии, второго этапа выхаживания новорожденных. С 2010 года создано 12 мощных тренинговых, симуляционных центров, в которых за год обучаются более 2200 специалистов (акушеров-гинекологов, неонатологов, анестезиологов – реаниматологов).

Произошедшие перемены сказались и на результатах: значительно снизилась младенческая смертность с 8,6 промилле в 2012 г. до 8,2. Мы можем говорить и об уменьшении материнской смертности за последние годы на 30 %. Все это результат особого внимания к службе охраны материнства и детства.

Работа на этом направлении вышла на новый уровень еще и потому, что была разработана программа по строительству перинатальных центров, поддержанная Президентом России. За период 2013-16 гг. в рамках этой программы ведется строительство 32 таких лечебных учреждений в 30 субъектах РФ.

Особое внимание в 2013 г. уделялось решению проблем социального сиротства, детям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Для работы с ними фактически создана новая нормативная база. Она определяет медицинское сопровождение детей, не только находящихся в детских стационарных учреждениях, как это было раньше, но и в приемных семьях.

В 2013 г. прошли диспансеризацию, профилактические осмотры более 14 млн детей, в том числе 280,5 тыс. детей, пребывающих в стационарных учреждениях для детей-сирот и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а также 246 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, принятых под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью.

– Надо сказать, что крупномасштабная диспансеризация проводилась во всей стране. Вероника Игоревна, все ли выявленные в ходе нее больные с хроническими заболеваниями поставлены на диспансерный учет и получили необходимое лечение?

– В таком объеме диспансеризация не проводилась в течение 30 лет. Министерство специально для этого разработало все необходимые документы, регламенты для обследования детского и взрослого населения. Врачи впервые посмотрели более 34 млн чел., из них 20,4 взрослых и более 14, 1 млн детей, что позволило сделать достоверные репрезентативные для всего населения страны выводы. Например, по результатам диспансеризации состояние здоровье детей несколько улучшилось за последние 10 лет. Это не может не радовать. 85 % обследованных составляют дети 1-2 -й групп здоровья, здоровые или имеющие обратимые функциональные нарушения. Что касается взрослого населения, диспансеризация показала, что у 23 % при отсутствии сформировавшихся хронических заболеваний есть высокий риск внезапной сосудистой смерти за счет сформированных факторов риска. Кроме того, у 40 % обследованных впервые выявлены серьезные заболевания. Диагностировано более 1,8 млн сердечно-сосудистых заболеваний (80 на каждую 1000 обследованных), 31 тыс. онкологических заболеваний (1,5 случая на 1000). Безусловно, все больные, которым требовалась помощь, своевременно направлены на лечение, в том числе с использованием высокотехнологичных методов.

Для нас важно было не допустить формального характера диспансеризации. Эту задачу в целом удалось решить. В каждом субъекте реализовывались региональные программы диспансеризации, был утвержден перечень учреждений, которые занимались этой работой. Если их оказывалось недостаточно, то организовывались выездные бригады, которые использовали мобильные диагностические комплексы. Чтобы обеспечить такой огромный объем осмотров, было приобретено более 800 мобильных диагностических комплексов с лабораторным, флюрографическим, маммографическим и рентгеновским оборудованием, аппаратами УЗИ. Сформировано более 8,5 тыс. бригад специалистов, оснащенных портативным оборудованием.

Можно сказать, что медицина укрепляла свои позиции на важнейших направлениях. Это соответствует публичной декларации Министерства здравоохранения России? Поясните, насколько она важна для развития отрасли?

– Этот проект инициировало Открытое Правительство. В нем в качестве пилотного ведомства принимало участие Министерство здравоохранение России. В своей декларации мы заявили три главных направления на 2013 г.: диспансеризация, охрана материнства и детства, информатизация здравоохранения.

В рамках направления информатизации в регионы поставлялась компьютерная техника и программное обеспечение, комплексы для телемедицины и видеосвязи. Внутри каждого ЛПУ формируется локальная сеть с обязательным выходом в Интернет. Мы начали внедрять модель электронного рабочего места врача. С помощью специального программного продукта доктор со своего рабочего места может «побывать» в федеральной электронной медицинской библиотеке. Она доступна каждому врачу и в 2013 г. наполнилась 5 млн страницами электронных изданий.

Разработана компьютерная система помощи в принятии врачом решения. Особенно эта опция нужна для выбора лекарственных препаратов при оказании медицинской помощи в амбулаторных условиях, оценки их совместимости. Обеспечен выход на основные информационные базы, включая законодательные и нормативные акты, порядки оказания медицинской помощи, стандарты и клинические протоколы. Созданы первые интерактивные образовательные программы в рамках непрерывного медицинского образования. Министерство такие пилотные проекты для врачей первичного звена запустило в нескольких регионах страны. Они создавались совместно с профессиональными организациями. Особенно тесно работа велась с Национальной медицинской палатой (НМП). Сейчас совместно с представителями НМП мы анализируем результаты пилотного проекта по дистанционному образованию, в котором участвуют более 500 врачей. Они прошли обучение с помощью программных модулей. Теперь нужно оценить, насколько повысился их профессиональный уровень.

Как положительный факт отмечу, что создание электронного рабочего места врача в конечном итоге позволит перейти на электронный документооборот. Сегодня министерство пересматривает все отчетные формы, которые используются в первичном звене. Постараемся серьезно уменьшить их количество, устранить дублирование документов.

Информатизация уже достаточно широко используется в лечебных учреждениях. Это и электронная запись на прием к врачу через общефедеральный портал и внедрение амбулаторной медицинской карты. Иными словами, все, что мы публично декларировали, выполнено.

Другой вопрос, что обозначены очень значимые направления, выполнение которых не заканчивается одним годом. Все мероприятия, в соответствии с концепцией информатизации здравоохранения и планом действий, будут реализовываться до 2020 г. Бесспорно, заложен правильный вектор движения вперед.

Как лечить будем?

- Вероника Игоревна, как идет формирование базы клинических протоколов? Почему это важно для здравоохранения?

- Прежде мне хотелось бы выразить огромную благодарность 7 тыс. наших экспертов - академиков, профессоров, участвовавших в их разработке. Клинические протоколы создавались по более чем 70 профилям медицинской помощи. В состав экспертных комиссий входили представители всех субъектов Российской Федерации. И работали, надо отметить, с большим зарядом позитивной энергии. Специалисты взяли на себя тяжелую ношу - создание первых национальных клинических рекомендаций и протоколов. Проверка новых документов проходила на заседаниях всероссийских профильных ассоциаций, съездах, конгрессах. После столь серьезного коллегиального, «живого» рассмотрения с этими документами можно было ознакомиться всем желающим на сайтах профессиональных обществ. Каждый специалист мог высказать свою точку зрения, участвовать в утверждении любого клинического протокола.

Профессиональное сообщество разработало 450 протоколов (рекомендаций). В этом году предстоит принять еще не менее 600-700 клинических рекомендаций, так необходимых в работе каждого специалиста, каждого лечебного учреждения. Мы ставим задачу: завершить до середины 2015 г. работу по созданию этих базовых документов.

- Вероника Игоревна, не открою большой тайны, если скажу, что не все врачи еще поняли разницу между клиническими протоколами и экономическими стандартами…

- В свое время, чтобы нивелировать отсутствие национальных клинических протоколов, министерство попыталось совместить в одном документе элементы клинических рекомендаций с основами экономического расчета. По сути, стандарт является усредненным прейскурантом на диагностику и лечение той или иной патологии. Он не содержит элементов клинического мышления. Как говорят клиницисты, в него не заложено никаких «развилок» по выбору того или иного метода диагностики и лечения. В стандартах врач встречает максимальный перечень потенциально возможных услуг, лекарств, медицинских изделий, со средней кратностью их предоставления. Подобный финансовый документ позволяет рассчитывать финансовую емкость различных моделей пациента.

На самом деле, аналогов подобных стандартов, не существует ни в одной стране мира. В свое время была сделана попытка создать их в Германии, примерно по аналогичной модели. Закончилось все тем, что медицинские учреждения проработали в рамках подобных документов всего один год и добились их последующей отмены. Действительно, достаточно трудно администрировать огромное количество стандартов, когда каждый из них, по сути, «скрывает» отдельный тариф. Кроме того, очевидно, что невозможно создать 32 тыс. стандартов по числу нозологических форм. В результате, что-то финансируется по стандарту, а остальное – по остаточному принципу.

Весь мир идет по другому сценарию…. Прежде всего, разрабатываются клинические протоколы, дающие четкий посыл клиническому мышлению, прописывающие алгоритм обязательных действий и информирующих о наиболее эффективных подходах с высокой доказательностью. В зависимости от конкретных обстоятельств они подсказывают медикам альтернативные варианты. Не случайно клинические рекомендации нуждаются в постоянном обновлении. И это происходит, в зависимости от результатов новых мультицентровых исследований, от проверки эффективности тех или иных технологий или лекарственных препаратов. Именно поэтому вряд ли стоит задавать жёсткий график пересмотра порядков и стандартов. Наша задача – организовать работу таким образом, чтобы эти документы максимально отвечали современным требованиям. Не исключаю, что какие-то из них придется переработать уже через год, другие через 2-3 года…

Но бесспорно одно: они должны включать только методы, прошедшие через призму доказательной медицины. То есть, чтобы в клинических рекомендациях не содержалось ничего субъективного. Напомню, что мнение эксперта – это четвертый уровень доказательности, самый низкий.

По сути дела, стандарты, которые были приняты на переходный период, стали первым шагом в построении новой модели. Они объединили черты экономических клинико-статистических групп и клинических протоколов. Сегодня развиваются оба вектора, хотя для врачей более важны клинические протоколы. Ведь они, помимо всего прочего, ложатся в основу разрабатываемых учебных программ и самого процесса непрерывного медицинского образования.

Главная ценность - кадры

– В одном из своих интервью вы говорили о невозможности «настройки» новой модели без пересмотра нормативов работы первичного звена. И в этой связи интересный пилотный проект Минздрав инициировал и реализует совместно с ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения. Речь идет о хронометраже рабочего времени врачей и медсестер, работающих в первичном звене. Будут ли по его результатам издаваться приказы или рекомендации?

– На самом деле, это чрезвычайно важная работа для отрасли, поскольку последний раз хронометраж рабочего времени врачей и медсестер проводился в конце – 70 -х годов. 30 лет не обновлялась соответствующая нормативная база. Группа сотрудников министерства и института, вместе с представителями общественности и региональных органов управления здравоохранением, уже анализируют полученные итоги. Оказалось, внедрение электронного рабочего места позволяет увеличить время непосредственной работы врача с больным приблизительно на 40 %. А ведь в наш технологический век непосредственный контакт врача с пациентом, по-прежнему имеет огромное значение для правильной диагностики и лечения.

Хронометраж рабочего времени позволит выйти на средние величины времени приема. А дальше, мы сопоставим полученные данные с теми, которые используются в системах здравоохранения Америки и Европы. Конечно, нельзя добиться, чтобы время на каждого пациента было абсолютно одинаковым. При первичном приеме врач все равно будет тратить на пациента столько времени, сколько потребуется, чтобы разобраться с историей болезни каждого. Но определить какие-то нормативы все-таки необходимо. Эту программу министерство выделило отдельно и, я бы сказала, бережно опекало. По ее результатам будет издан приказ и даны рекомендации органам управления здравоохранением.

Что показывает статистика: увеличивается или уменьшается число медиков, которые работают в отрасли?

– В 2013 г. количество врачей увеличилось на 4,6 тыс. чел., а средних медицинских работников - на 6,5 тыс. Причем, рост последних произошел впервые за более чем 10 лет! До этого в нашей стране регистрировалась устойчивая тенденция к последовательному снижению числа средних медицинских работников. Теперь обеспеченность ими улучшается, но быстро пройти путь в обратную сторону нелегко. Чтобы это сделать, мы за 2013 г на 18 % увеличили приемы в медицинские училища и колледжи. Внедрены механизмы целевой подготовки среднего медицинского персонала. Министерство помогло создать в регионах симуляционные, тренинговые центры для обучения средних медицинских работников. Серьезное внимание уделялось повышению квалификации преподавательского состава. Активная работа идет с советом директоров медицинских училищ и колледжей.

С каждым годом увеличивается количество выпускников, которые после окончания училищ и колледжей устраиваются на работу в лечебные учреждения. Мы считает это одним из приоритетов в работе министерства. Ведь построение новой модели распределения ролей и функций в первичном звене очень важно, особенно в условиях развития стационарозамещающих технологий, формирования патронажной службы на дому. Средние медицинские работники должны раскрывать свой потенциал и реальные навыки, который они приобрели за 4 года обучения. С другой стороны, это даст возможность врачу исполнять свои функции, а не брать на себя обязанности среднего медицинского персонала.

В 2013 г. в полной мере заработала система целевой подготовки в вузах. Молодые врачи в 83 % случаев стали возвращаться работать в муниципалитеты, которые отправили их учиться. Еще несколько лет назад этот показатель в некоторых регионах составлял не более 25 - 26 %. И не последнюю роль в этом сыграло изменение подходов регионов к выбору кандидатов для целевой подготовки. В самом договоре теперь четко прописываются финансовые обязательства трех его сторон.

Программа «Земский доктор» также позволила привлечь на работу в село почти 12 тыс. специалистов. Она действует и в 2014 г. С прошлого года в нее вошли и рабочие поселки. Мы уже рассматриваем варианты, как развивать этот проект в будущем. Представляется целесообразным разрешить участвовать в ней специалистам старше 35 лет.

Мне бы еще хотелось обратить внимание читателей «МГ», что никогда раньше не существовало единых государственных стандартов по обучению в ординатуре. Каждая кафедра учила по своей специальности с учетом сформировавшихся особенностей региональных медицинских школ. В прошлом году впервые были созданы единые государственные образовательные стандарты по всем 96 направлениям ординатуры. Они были рассмотрены и одобрены Министерством образования и науки России. Под руководством совета ректоров медицинских и фармацевтических вузов и учебно-методического объединения ныне готовятся типовые учебные программы по всем направлениям ординатуры. Это серьезный шаг вперед, который непосредственно связан с разработкой критериев аккредитации врачей различных специальностей.

- Как идет выполнение Указа Президента России о повышении заработной платы бюджетникам?

- Этот вопрос находился на особом контроле федеральной и региональной власти. Запланированный рост заработной платы врачей должен был составить 129 %, а достиг в среднем 141 %. Не хуже получен результат и по средним медицинским работникам: намечено было 75 %, в реальности получилось – 80 %.

– Неужели все регионы уложились в нормативы, установленные в их «дорожных картах»?

– По заработной плате врачей намеченных показателей достигли 77 территорий, 6 регионов не дотянули 2 - 3 % до целевых значений. Но нужно учитывать, что 3 из них имеют самый высокий уровень заработной платы в стране. Поэтому динамика повышения заработной платы в них несколько снизилась. Однако, не вызывает никаких сомнений, что они достигнут установленных к 2018 г. значений, прописанных в «дорожных картах». Что касается средних медицинских работников, то 2 региона не добрали 5 % до установленного уровня и 7 – от 1 до 2 %. Но абсолютно все регионы уделяют должное внимание вопросам заработной платы работников здравоохранения.

Плюс врачебное самоуправление важнейшей отрасли?

Врачебное сообщество все громче заявляло о себе в прошлом году. Может ли Минздрав России, действительно, передать часть своих полномочий медицинским ассоциациям? И есть ли та грань, а может условия, дальше которых штаб отрасли никогда не пойдет?

– Министерство последовательно налаживает конструктивное взаимодействие с медицинскими профессиональными организациями. Мы стремимся к такому сотрудничеству, поскольку тем самым формируем систему общественного профессионального контроля. К нему подключаются пациентские и благотворительные организации. Для нас очень важна обратная связь. Благодаря ей, удается делать правильные выводы, не закрывать глаза на недостатки, а наоборот, последовательно заниматься решением проблем отрасли. Мы создали несколько координационных советов при министерстве, в которые входят и активно работают представители медицинских профессиональных организаций. Министерство подписало соглашение с Национальной медицинской палатой как крупнейшим профессиональным объединением медиков. И в соответствии с этой договоренностью новые нормативные акты проходят публичное обсуждение, в том числе на площадке НМП.

Передача полномочий от министерства врачебному сообществу прописана в федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан» № 323. Но в законе прописаны и критерии, при соблюдении которых такой шаг становится возможным. И мы видим, что НМП стремится выполнить эти условия, получить статус лидирующей медицинской общественной организации. Уже более, чем в 50 регионах открыты ее представительства. Значительное число профессиональных ассоциаций и обществ, ведущих экспертов вошли в состав НМП.

Механизмы взаимодействия министерства и НМП еще отрабатываются. Когда министерство сможет передать часть своих полномочий, сказать трудно. Это зависит от того, когда самостоятельность и ответственность общественных организаций достигнут такого уровня, что им удастся реализовывать возложенные на них государственные функции. Этот вопрос мы готовы обсуждать с экспертным сообществом. Министерство приветствует вовлечение все большего числа врачей в работу общественных профессиональных организаций.

Миллиарды на здравоохранение

Вероника Игоревна, чтобы построить современное здравоохранение, нужны деньги и немалые. На ваш взгляд, при тех экономических трудностях, с которыми сталкивается наша страна, не придется ли отказываться от части намеченных планов в здравоохранении?

– Я надеюсь, что не придется. Здравоохранение является одним из приоритетов развития страны в целом. Это нашло отражение в законодательстве. С 2013 г. программа государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи стала формироваться на основе единого подушевого норматива. Это существенно, в 25 раз, уменьшило дифференциацию регионов по уровню финансирования здравоохранения. Любой анализ расходов на здравоохранение доказывает, что идет не снижение общего финансирования отрасли, а, наоборот, его повышение. Сейчас произошло перераспределение источников финансирования, которое направлено на формирование, так называемого, одноканального финансирования. С 2013 г. система ОМС взяла под свою опеку скорую помощь, поддержание инфраструктуры лечебных учреждений, приобретение нового оборудования (стоимость которого за единицу не превышает 100 тыс. руб.). Экономический анализ показывает, что в 2014 г., по сравнению с 2013 г., наполнение системы ОМС увеличится на 180 млрд руб. Если посчитать «чистый прирост» (без перераспределения денег от одного источника финансирования на другой), то он достигнет 108 млрд руб. Это существенное прибавление средств на здравоохранение. Подобная прибавка позволяет не только не сокращать программу государственных гарантий, но и выполнить майские указы Президента России, повышая в соответствии с «дорожными картами» заработную плату медикам.

– Но ведь и часть высокотехнологичной медицинской помощи, которая ранее финансировалась за счет регионального и федеральных бюджетов, теперь перешла в зону ответственности ОМС…

– По замыслу, за исключением социально обусловленных заболеваний (туберкулез, наркомания, психические расстройства) и некоторых особых профессиональных патологий, все виды медицинской помощи к 2015 г. должны обеспечиваться за счет средств системы ОМС. К высокотехнологичным видам относятся 1466 методов. Мы вместе с экспертным сообществом тщательно пересмотрели перечень, выделив 459 методов, которые на протяжении последних лет обеспечивались самостоятельно регионами, в рамках так называемой, «обычной» специализированной помощи. Именно эта одна треть и вошла в систему ОМС в 2013 г. А оставшиеся методы ВМП продолжают финансироваться за счет федерального и частично - региональных бюджетов (по механизму выделения субвенций из федерального бюджета).

Поскольку количество средств, выделяемых на высокотехнологичную помощь, увеличилось по сравнению с предыдущими годами, это позволит нарастить число пролеченных больных. Мы уже говорили, что в прошлом году высокотехнологичную медицинскую помощь получили 506 тыс. чел. В этом году планируется, что уже 542 тыс. чел. будут пролечены с использованием этих методов.
 
Олимпийское сопровождение и красивые победы

– Только что завершились Олимпийские и Паралимпийские игры в Сочи. Они были проведены на высоком уровне. Но мы не можем обойти вниманием участие в них медиков, хотя это осталось за кадром Олимпиады. Какую оценку их работе дадите вы как министр?

– То, что медицинское сопровождение было организовано на самом высоком уровне – это не мнение министра, а оценка Международного олимпийского комитета. Его даже приводили в пример другим странам. В рамках «Большого Сочи» была продумана целостная система медицинского обеспечения, она включала в себя 38 медпунктов на спортивных объектах, 3 клинико-диагностических центра, а также функционирование новых медицинских учреждений. Ее основой стала прекрасная оснащенность медицинских пунктов и больниц, привлечение к работе подготовленных специалистов. Очень интересный опыт продемонстрировали мобильные, хорошо оснащенные бригады. Всем самым строгим требованиям отвечала работа скорой помощи и санавиации. На спортивных объектах дежурило более 50 машин скорой помощи, подключенных к системе «ГЛОНАСС». В любой момент на помощь пострадавшим могли вылететь 3 санитарных вертолета. Даже в горном кластере, медикам удавалось доставить пострадавшего в подготовленные стационары не более чем за 7 - 10 минут. Медицинская помощь начинала оказываться еще по дороге в больницу. Всего за время Олимпиады к медикам обратилось 12 тыс. аккредитованных зрителей и спортсменов, причем 80 % из них составляли иностранные граждане.

Медики с честью выдержали экзамен и при экстренных вызовах. Например, один болельщик пожилого возраста переволновался во время соревнований. В результате возник приступ фебриляции предсердий и асистолия. Мобильная бригада медиков, через 1,5 минуты после обращения, уже проводила реанимационные мероприятия. Ей удалось восстановить нормальную системную гемодинамику.

Очень четко действовали бригады и при серьезных травмах. В одном случае травма вызвала, фактически, отрыв стопы. Понадобилось всего 7 минут для начала своевременного оперативного лечения. Хирурги соединили сосуды и нервы, наконец, добились функциональной активности стопы и пальцев. Это позволило человеку не остаться инвалидом.

Нельзя не отметить и новые объекты, которые были специально построены для успешного проведения олимпийских и паралимпийских игр. А это 4 стационара, в том числе уникальная инфекционная больница в Дагомысе. Она соответствует самым строгим требованиям, включая возможности оказания медицинской помощи при особо опасных инфекциях, высокопатогенном гриппе, любых кишечных инфекциях. Добрых слов заслуживает и скоропомощная больница № 8, находящаяся в горном кластере. Она имеет хорошее сочетание, являясь одновременно скоропомощным и высокотехнологичным лечебным учреждением. В нем продумана все логистика и последовательность предоставления медицинской помощи, начиная от приема пациентов до работы противошоковых, реанимационных палат. В наличии имеется вся необходимая диагностическая аппаратура: компьютерный и магнитно-резонансный томографы, сложнейшие следящие системы. Все это настроено таким образом, что делает возможным начало самой сложнейшей операции в считанные минуты. Два высокотехнологичных хирургических корпуса были построены и оснащены в соответствии с самыми современными требованиями в Адлере и Сочи. Свою лепту в победы наших спортсменов внесло и ФМБА России. Агентство отвечало за биомедицинское сопровождение выступлений спортсменов сборных команд. Они контролировали состояние здоровья спортсменов во время тренировочного процесса, непосредственно перед соревнованиями и во время соревнований. И здесь также мы слышали слова благодарности медикам от тренеров и именитых спортсменов.

– А вам удалось побывать на Олимпиаде в качестве болельщика? Если да, то что запомнилось больше всего из побед российских сборных?

– Мне удалось побывать на нескольких соревнованиях. В первом из них российская хоккейная сборная играла с американской. Очень болела за нашу команду и ужасно огорчилась, когда судья не засчитал гол, о котором потом спорила вся страна. Когда присутствуешь таких эпохальных международных состязаниях, отчетливо понимаешь, что спорт – это замечательный праздник силы духа и тела. Мне вспомнилось в Сочи высказывание известного итальянского физиолога Анджело Моссо: физические упражнения могут заменить множество лекарств, но ни одно лекарство в мире не может заменить физические упражнения….

Человеку необходима физическая активность, чтобы быть здоровым. Этого я и желаю всем читателям «МГ»!