​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Монетизируй это: Внедрение «критериев нуждаемости» превращает бедных в голодных

Монетизируй это: Внедрение «критериев нуждаемости» превращает бедных в голодных

09.02.2017

Из-за пересмотра законов о социальном обеспечении во многих регионах страны ранее положенных льгот лишились уже сотни тысяч россиян. В Минфине утверждают: экономия бюджетов производится за счет тех, кто не особо-то в этих льготах и нуждался. Однако, как выясняется на практике, принцип адресности в первую очередь коснулся как раз тех, кто и без того экономил последнюю копейку. В поисках тонкой грани нуждаемости корреспондент “Солидарности” посетил Астраханскую область, где с начала января действует Социальный кодекс.

Сельская экономика

В помещении библиотеки села Новинка (Астраханская область) немногим теплее, чем на улице. С приходом холодов столбик термометра не показывает здесь больше чем 3 градуса тепла. Чтобы хоть как-то спастись от мороза, библиотекарь Асия Хайрлиева кутается в теплое пальто, которое за пять лет работы в этом помещении стало для нее сродни зимней спецодежде.

- В ноябре я еще здесь по пять-семь часов высиживала, но после стало невозможно. Пару часов с утра провожу и еще два - вечером. Остальное время стараюсь работать в клубе или вести занятия ребятам в школе, - рассказывает библиотекарь.

Пока мы беседуем с Асией, она то хмурится, то улыбается. Жаловаться ей явно не хочется, но от холода и постоянного безденежья библиотекарь основательно устала. Чуть разговорившись, она дает подробный экономический расклад жизни в селе. В первую очередь рассказывает о заработке, который после вычета налогов составляет порядка 12,5 тысячи рублей. На эти деньги нужно и самой как-то существовать, и дочке-школьнице нормальную жизнь обеспечить. В принципе, этих денег бы, может, и хватило, но… есть нюансы.

Было бы еще терпимо, если бы не кредиты. Взять заем в Сбербанке Асие пришлось на бытовой ремонт и утепленные окна чтобы хоть дома не мерзнуть. Отдавать приходится ежемесячно порядка 5 тысяч. Процентная ставка, несмотря на преданность Сбербанку, постоянную работу в бюджетной сфере и статус матери-одиночки, - нещадная, более 23%. Просрочишь - начинают беспокоить коллекторы. Так что из зарплаты на жизнь остается всего 7500 рублей. Проблема в том, что из этих денег надо еще оплатить жилищно-коммунальные услуги. Основные статьи расхода здесь - газовое отопление и электричество: за тепло зимой уходит порядка 3000 рублей в месяц, за свет - еще тысяча. До последнего времени удавалось крутиться благодаря льготе: сельским бюджетникам гасилось 50% от суммы счета за коммунальные услуги. Но теперь этой льготы нет.

С 3 января этой гарантии библиотекарь, как и еще тысячи бюджетников, трудящихся в сельской местности, лишена - в законную силу вступил Социальный кодекс Астраханской области, придуманный и продавленный областным правительством. Вместо гарантированной ранее льготы бюджетник, работающий на селе, может рассчитывать на выплату в сумме 1055 рублей. Но только в том случае, если его совокупный доход не превышает определенного барьера, так называемого критерия нуждаемости, установленного на уровне регионального прожиточного минимума. А это (на момент публикации) - 8730 рублей. Получает библиотекарь аж в 1,5 раза больше. Причем наличие ребенка или любого другого иждивенца в расчет не берется. Только гражданин и весь его доход. Так что теперь Асие и ее дочке, после всех выплат, предстоит жить на 3500 рублей в месяц - на сумму в 2,5 раза меньше пресловутого критерия нуждаемости.

- Дотация на “коммуналку” была хоть каким-то подспорьем. Теперь нет и ее. Даже при всей экономии оплачивать счета целиком я не смогу. Буду крутиться, платить по 500 - 1000 рублей. Накопившийся долг планирую отдать летом, когда за ЖКУ меньше начисляется и свой огород спасает. Как буду до этого времени экономить? Ну, пока перестала гостей звать - угостить нечем. Одежду себе покупать не буду, - заканчивает нехитрые подсчеты Асия.

Кредитные истории

Прямо напротив выхода из промерзшего помещения библиотеки на лестничной клетке висит плакат, разработанный, судя по всему, с целью повышения финансовой грамотности населения. “Кредит - это долг, который нужно вернуть!” - изрекает нарисованная девушка, нравоучительно подняв палец. Спродуцирован этот образчик социальной рекламы по заказу Всемирного банка и Минфина России. Насколько такие воззвания помогают, можно судить по конкретным ситуациям.

Гульнара Энкопиева, детский хореограф, руководитель танцевального коллектива “Радость”. Мать-одиночка. Воспитывает троих детей. Тяжелые жилищные условия (хореограф с детьми живет с мамой-пенсионеркой, сестрой и ее двумя детьми) вынудили взять ипотечный кредит. Теперь приходится выплачивать более 25 тысяч рублей в месяц. Осталось выплачивать еще 10 лет. А зарплата - 14,6 тысячи. Гульнара трудится еще на двух работах: по выходным выступает в роли свадебного фотографа, а по ночам шьет. После принятия Социального кодекса ей придется зарабатывать еще на пару тысяч больше - именно столько составляла льгота на оплату услуг ЖКХ. Или брать дополнительные деньги у мамы-пенсионерки, которая и так помогает деньгами на жизнь.

А вот - преподавательница сельской школы искусств (пожелавшая остаться неизвестной). На то, чтобы отремонтировать текущую крышу и сделать в доме минимальный ремонт, она взяла в банке 150 тысяч рублей. Однако своевременно гасить кредит не смогла и не платит по кредиту уже около четырех лет. Сколько должна, даже не подсчитывала. Но если учесть, что ставка больше 20%, общая сумма долга превышает 270 тысяч. Это больше ее зарплаты за два года. Учитель удивляется, что ее до сих пор не беспокоят коллекторы. Когда начнут, планирует воспользоваться однажды проверенным рецептом:

- Я уже как-то брала кредит тысяч на 80. Не смогла отдать, а когда банковские работники ко мне пришли, сразу сказала: “Судитесь!” Рассмотрев мои обстоятельства, суд понял, что взять с меня нечего. Так что проценты с меня сняли, - приводит преподаватель нехитрую схему обмана “жирных котов”.

Случаи эти далеко не единичные. На вопрос: “Есть ли у вас кредиты?” - в каждом коллективе бюджетников, будь то медработники, преподаватели или работники культуры, руки поднимают более двух третей. Секрет такого положения прост: людям давно не хватает собственных средств даже на самые необходимые вещи. И снижение льготных выплат только подливает масла в огонь.

- Более всего возмущает та циничность, с которой с людей снимают последнюю рубашку. Где та тонкая грань “богатства” между 8 и 9 тысячами рублей дохода?! Ладно бы критерием нуждаемости были хотя бы 30 тысяч, еще можно было бы понять. Но лишать дотации на ЖКХ тех, кто даже 15 тысяч не получает, - за гранью разумного! Это сродни разжиганию социальной розни. Особенно когда в новостях рассказывают, как Москву к новогодним праздникам украсили на 7 млрд рублей, - рассуждает зампред Астраханского областного объединения организаций профсоюзов Дмитрий Чуйков.

“Рога сточили”

За то, каким именно будет Социальный кодекс, в области на протяжении всего прошлого года буквально велись баталии. Были и коллективные обращения, и общественные слушания, и несанкционированные митинги.

- Из первого варианта Социального кодекса, представленного нам в начале 2016-го, были исключены вообще все региональные льготы и компенсации, - рассказывает Светлана Калашникова, председатель Астраханского областного объединения организаций профсоюзов. - Это был “голый” документ. Тогда его прозвали антисоциальным кодексом, что трудно было назвать шуткой. Профсоюзам региона и другим общественникам удалось добиться серьезных изменений документа.

Ко второму чтению, состоявшемуся 22 декабря прошлого года, в проект кодекса поступило 192 поправки от общественников, депутатов и прокуратуры. И все равно принятый вариант трудно назвать даже компромиссом - на него никто особенно не соглашался. Просто с определенного момента областное правительство и региональный парламент перестало интересовать мнение жителей области по этому поводу. После чего кодекс и протащили через законодательное собрание.

Главной потерей стала именно дотация, покрывающая часть стоимости услуг ЖКХ. 50-процентной льготы на оплату лишились сельские бюджетники, а также люди, отработавшие 35 и 40 лет (в зависимости от пола), как их называли ранее, “региональные ветераны труда”. В особенно тяжелой ситуации оказались жители негазифицированных районов региона, вынужденные отапливать свой дом с помощью электричества. Раньше им оплачивали 50% вне зависимости от суммы счетов, доходивших порой и до 10 - 15 тысяч рублей в месяц. Теперь, даже если попасть в “нуждаемость”, более 12 тысяч рублей в год компенсировать не удастся. Декларативно кодекс помог сельским медработникам. Они были лишены льготы в течение уже нескольких лет, а теперь, если доход ниже прожиточного минимума, имеют право получать дотацию в сумме 1055 рублей. В то же время количество врачей и фельдшеров, получающих меньше 10 тысяч, совсем невелико. А младший медперсонал из возможных льготополучателей исключен.

30 января министр Астраханской области Виктория Гурьянова приехала в штаб-квартиру областного профсоюзного объединения, чтобы ответить на вопросы профлидеров и активистов относительно положений кодекса. По мнению министра, льготы и компенсации, сведенные в единый документ, станут удобным инструментом для граждан. Каждый сможет понять, на какую государственную помощь может рассчитывать. Да, в областном правительстве признают, что из-за кодекса льгот лишилось порядка 30 тысяч жителей региона. Но, с точки зрения властей, большинство из них смогут прожить и без этих денег.

Что касается компенсаций за услуги ЖКХ, чиновники предлагают людям пользоваться гарантированной федеральной субсидией. Требовать ее может каждая семья, чьи траты на ЖКХ превышают 18% общего дохода. В этом случае сумму счета за вычетом этих процентов готово компенсировать государство. На вопрос, зачем вообще потребовалось менять устоявшуюся льготную систему, Гурьянова ответила следующим образом:

- Президент [Путин] во всех программных документах сказал: органы власти любого уровня, предоставляя меры социальной поддержки, должны вводить критерии адресности и нуждаемости. Понятно почему! Денег нет. За 2015 год все расходы по всем отраслям социальной сферы в нашей области, включая зарплаты, пособия и прочие меры соцподдержки, составили 24,8 млрд рублей. Эта цифра на миллиард больше чем вообще вся доходная часть бюджета региона. Мы не просто все проедаем. Нам еще и не хватает, - попыталась министр обосновать снижение льгот.

Другой вопрос, прозвучавший на встрече, касался финансовых взаимоотношений с федеральной властью. Почему, собственно, региональное правительство не может заставить раскошелиться Минфин РФ?

- Мы уже все рога источили, с ними бодаясь. Раньше мы считали некорректным, когда в правительство писали наши профсоюзы или общественная палата. А теперь говорим: пишите! Все пишут на имя Путина, оттуда в ведомства спускаются постановления: решить проблему. Как итог получаем письма за подписью Силуанова, где в конце говорится, что мы, по их мнению, самодостаточный регион. Наших доходов должно быть достаточно для того, чтобы все социальные мандаты исполнять, - объяснила министр Виктория Гурьянова. И напомнила, что в сентябре 2013 года был принят закон, изменивший распределение доходов от нефти далеко не в пользу Астраханской области…

Субсидия: поди-ка еще получи

По расчетам специалистов Астраханского профобъединения, представители власти лукавят, говоря о том, что жилищную субсидию сможет оформить любой нуждающийся, заменив ею отнятую льготу. Мало того что субсидия не покроет объема потерянных средств, так еще и добиться выплаты будет не так-то просто. Для оформления льготы потребуется пройти суровую бюрократическую процедуру, отнеся кипу документов в центр госуслуг. В том числе среди них должна быть справка по отсутствию долгов перед ЖКХ…

- Я как человек, имеющий ведомственные награды, попыталась как-то оформить эту субсидию. Пошла в многофункциональный центр госуслуг взять справку, что у меня нет долгов. Так я только со второго туда похода смогла к окошку пробиться - столько людей было. Очередь - человек 50 - 70! При этом у меня обнаружили-таки какие-то долги, а специалист не смог прописать, за что конкретно. Так и остаюсь пока без субсидии, - рассказала о собственном опыте Елена Свекольникова, председатель Астраханской областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ.

Если так обстоят дела в региональной столице, что же тогда говорить о подкованности в вопросе субсидий специалистов социальной службы в райцентрах? А на селе? Да, там, возможно, не будет таких очередей. Но низкая зарплата многим не позволяет оплачивать услуги ЖКХ вовремя. У некоторых бюджетников задолженность доходит до десятка месячных заработков. А значит, даже собрав все остальные документы, они не смогут обратиться за субсидией. Или им вновь придется брать кредит, на этот раз - на оплату долгов по коммуналке…

Тем временем астраханские профсоюзы готовы и дальше бороться за изменение норм Социального кодекса:

- Полагаю, что значительная часть работы еще впереди. Сейчас кодекс начал действовать. Нам нужно его проанализировать, поняв, где самые слабые его места. Некоторые вещи видны сразу, например - неравномерность получения льготы теми, кто отапливает дома газом, и теми, кто использует электричество. Вторые тратят значительно больше средств, а значит, и компенсация должна превышать установленный уровень. Кажется, в этом вопросе правительство может с нами согласиться. Самый спорный момент - это критерий нуждаемости в один прожиточный минимум. Понятно, что доходы любого пенсионера и практически всех работающих граждан превысят этот порог. И кто тогда остается? Единицы. Самый очевидный путь здесь - повысить сумму доходов, до которой выдается компенсация. Это должно быть 1,5 - 2 прожиточных минимума, не менее 15 тысяч рублей. Этого и будем добиваться, - резюмирует председатель профобъединения Светлана Калашникова.