​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Не до смеха: Социальные гарантии будут понижаться

Не до смеха: Социальные гарантии будут понижаться

02.11.2016

Исходя из прогнозов правительства, в 2017 – 2019 годах экономика продолжит замедляться из-за падения промышленного производства и снижения потребительского спроса. Последнее, в свою очередь, будет вызвано мизерным по сравнению с инфляцией ростом зарплат. Примечательно, что вторым по важности вопросом в повестке заседания Генсовета ФНПР 26 октября стала информработа… Мыслями о том, что происходит в стране и как выживать в текущих условиях, делились и члены Генсовета, и гости.

Коротко о главном

Заседание Генсовета ФНПР 26 октября было сравнительно тихим, хотя частенько на подобных профсоюзных собраниях либо кипят страсти, либо то и дело раздается дружный смех. Последнее, как правило, – это реакция на шутки председателя ФНПР Михаила Шмакова, который любит отходить от сухих текстов докладов. Однако на этот раз профлидерам явно было не до смеха, и пока Шмаков говорил, в зале стояла почти гробовая тишина.

– Проходящее на разных площадках обсуждение проекта бюджета избавляет от иллюзий относительно того, что финансово-экономическим блоком правительства не будут предложены сокращения социальных статей бюджета, – констатировал глава ФНПР. – Хотя утверждается при этом на всех уровнях и всеми ответственными лицами, что бюджет «носит социальный характер» и что ничего не будет обрезано. Это не так.

С полным текстом доклада Михаила Шмакова на заседании Генсовета 26 октября можно ознакомиться во вкладке к этому номеру «Солидарности» и на сайте ФНПР. Здесь же мы коротко пробежимся по основным тезисам. Итак, жить стране в ближайшие годы предстоит трудно: экономика России продолжает сжиматься. Падает промышленное производство, и вместе с ним – платежеспособный спрос; иначе говоря, население беднеет. И, судя по мерам, предлагаемым правительством, экономить планируется за счет социальной сферы (см. текст доклада).

Большое беспокойство у членов Генсовета вызывает возможность очередных пенсионных реформ. ФНПР выступает резко против таковых, поскольку пенсионная система – это не то, что можно менять каждый день. А предложения поступают от властей с незавидной регулярностью: повысить пенсионный возраст, заморозить выплаты работающим пенсионерам или индексацию пенсий им же (что, в общем-то, и происходит на деле) и так далее.

Апофеозом выступления Шмакова стала критика предложения ввести в стране «налог на тунеядство». Напомним, о разработке соответствующего законопроекта в конце сентября сообщила вице-премьер Ольга Голодец. Позже министр труда Максим Топилин выразил мнение, что такой налог действительно нужен, и предложил собирать с безработных по 20 тысяч рублей в год. При этом Минтруд предлагал такую меру еще в мае этого года.

– Да это полный бред! Жалко, что это – возможно, его слова вырваны из контекста, но, тем не менее, – это поддерживает министр труда. Ну, тогда уж как в анекдоте: либо крест пусть снимет, либо трусы наденет. Когда это говорит министр финансов или экономики – это понятно, им это по должности положено. А министру труда по должности положено совсем другое, – разразился гневной отповедью с виду спокойный Михаил Шмаков.

Цифирь

Замминистра труда Любовь Ельцова благоразумно и целомудренно не стала вступать в полемику по поводу своего шефа. Она напомнила о нескольких параметрах проекта бюджета на 2017 – 2019 годы и сказала о некоторых ожиданиях на конец года текущего. Итак: рост номинальной зарплаты в 2016-м ожидается на 7,4%, средняя по году – 36 563 рубля. Рост реальной зарплаты в этом году составит предположительно 0,3% (что назвать ростом при реальной инфляции, хотя бы и прошлогодней, на уровне 12,9%, как-то затруднительно). При этом индекс потребительских цен вырастет (пока цифра уточняется) по итогам года на 5,8%. Сравните с темпом роста зарплат...

По данным Росстата, сейчас работодатели должны 3,7 млрд рублей 70 тысячам человек.

– Наверное, с точки зрения численности занятых, задолженность перед 70 тысячам человек является небольшой. Но мы считаем это ключевой и болевой точкой, каким-то даже крайне негативным явлением, – скороговоркой сообщила Любовь Ельцова.

Похоже, Минтруд переживает революцию мысли, если долги по зарплате там стали считать «даже» (!) негативным явлением...

Назвала замминистра труда и другие интересные цифры. Так, с начала текущего года в связи с ликвидацией предприятий либо сокращением штата было уволено 392,8 тысячи человек. Трудоустроены из них на данный момент примерно треть. При этом «предполагается 238 тысяч сокращений». До конца ли года, либо еще в какие-то сроки, Ельцова не уточнила. Но хочется верить, что в Минтруде и это считают как минимум «даже негативным явлением».

Предлагаешь – поддержи

– У нас в стране экономической политики нет. Региональной политики тоже нет. Нет внятной программы развития промышленности и нет Центробанка. Все эти институты не влияют на процессы, происходящие в стране. Можно сказать, что они отсутствуют, – выступление председателя Федерации профсоюзов Еврейской автономной области Артема Акименко было, пожалуй, одним из самых эмоциональных.

– Они есть, но они работают не на национальную экономику, – живо откликнулся Михаил Шмаков.

– Тот бизнес, который ориентирован на Китай, он выживает, – продолжил гость с Дальнего Востока. – Потому что Китай действительно поддерживает свою промышленность, дает кредиты под 0,2 и под 2% годовых, дает венчурные кредиты, в том числе по проектам на территории России. И те предприниматели, которые на китайский рынок работают, они выживают. Остальные «умерли». Все фермеры, которые брали кредиты в Россельхозбанке, все обанкротились. Приходят китайцы с деньгами… и затыкают за пояс всех наших.

В связи с такой плачевной ситуацией профлидер выдвинул ряд предложений: снизить ставки по кредитам до 2 – 3% годовых, снизить плату за электроэнергию, «разобраться с естественными монополиями», «упростить» административный барьер. И – в то же время – не давать никаких льгот тем работодателям, кто нарушает трудовые права своих работников. Конечно, сейчас это выглядит утопией, тем более что законы принимают не профсоюзы. И еще тем более – что профлидер из ЕАО предлагает продвигать их через профсоюзную партию «Союз Труда». Которая – не в последнюю очередь из-за апатии коллег из нескольких регионов – не смогла даже попасть на последние выборы в Думу...

Председатель профсоюза «Торговое единство» Сергей Филин неожиданно внес ложку дегтя в бочку под названием «запрет заемного труда» (был почти полностью запрещен в 2015 году благодаря многолетним усилиям депутатов Госдумы от профсоюзов Андрея Исаева и Михаила Тарасенко). По словам Филина, работодатели уже нашли лазейки в законе и активно ими пользуются. Так, один из спикеров специализированного форума, где профлидер побывал в июне этого года, «с постоянной улыбочкой комментировал эффект от запрета заемного труда, говорил: да, этот термин мы вывели из оборота, но это не означает, что мы эту технологию не применяем».

– Фирмы уже разработали и инструкции, помогающие работодателю доказать документально, что они не нарушают закон о запрете заемного труда, – сообщил председатель «Торгового единства».

– Надо проанализировать эти инструкции и доработать закон, – откликнулся Михаил Шмаков. – Конечно, в любом законе можно найти лазейки, для этого и существуют юристы. Должны быть юристы и с нашей стороны. Юристам надо платить. Для этого надо консолидировать взносы, а не тратить на всякие конфеты и подарки.

Кто владеет информацией?

Это высказывание Шмакова могло бы поставить точку в вечном споре о том, на что должны в первую очередь тратиться проф– союзные взносы. Но не поставило. Многие профлидеры, в основном – председатели первичных профорганизаций, говорят о том, что деньги «на всякие конфеты и подарки» – едва ли не единственный способ привлечь новых работников предприятий в свои ряды и удержать уже вошедших в них.

Альтернативная точка зрения, кажется, уже сотни раз высказывалась на страницах «Солидарности» ее главредом и секретарем ФНПР по информационной работе Александром Шершуковым: в профсоюз вступать должны не «за печеньки», а за защитой трудовых прав. То есть – да, нужно платить юристам и другим профсоюзным спецам, тогда, возможно, и пресловутая матпомощь от профкома никому и не понадобится – все по закону и по колдоговору обеспечит работодатель. Однако вторая часть заседания Генсовета показала: дискуссия о том, «куда девать» взносы, касается и специалистов по работе информационной.

– Все вы знаете расхожую фразу: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Утверждают, что фраза звучала принципиально иначе: «Кто управляет информацией, тот управляет миром». Согласитесь, владеть информацией и управлять ею – разные вещи. Бабушка у подъезда владеет информацией, но назвать ее главной в доме можно только в редких случаях. В тех, когда она реально начинает управлять информацией в своих интересах и влиять на поведение жильцов, – сказала с трибуны Генсовета пресс-секретарь Федерации профсоюзов Свердловской области Аксана Сгибнева.

Казалось бы, и вправду: банально и понятно всем по умолчанию. Вот только таким «понятным» вопрос остается чуть ли не со времени создания ФНПР. Большинство профсоюзных руководителей охотно кивают головами: да, мол, конечно, – но не выделяют на информработу почти ни копейки. А пойдет ли человек делать реальную работу за мизерную зарплату, да еще если придется совмещать обязанности журналиста, редактора, верстальщика, пиарщика и пресс-секретаря? Максимум – будет заниматься профанацией. Причем зачастую – с одобрения своего руководителя, а то и по его указанию. Потому что некоторые из них расчетливо читают ту самую фразу «на реверс»: кто скрывает информацию, тот в шоколаде. Но только – сам. В то время как профсоюзная работа делается на благо каждого члена профсоюза.

И без информработы люди труда не узнают о том, чем вообще профсоюзы занимаются и зачем они нужны. Соответственно, количество членов профсоюза так и будет снижаться, пока у кого-то не останется денег даже на пресловутые конфеты к Новому году. К этим мыслям, в принципе, и сводился доклад Александра Шершукова на заседании Генсовета (с полным текстом можно ознакомиться во вкладке к этому номеру газеты и на сайте ФНПР). Грубо говоря: вкладывайся в информработу, иначе сам же и огребешь от жизни.

Можно было бы, к слову, «огрести» не только от жизни, но и от вышестоящих профсоюзных структур – за невыполнение коллегиально принятых решений. Так, еще два года назад на IX съезде ФНПР все дружно проголосовали за решение подписаться на ту же «Солидарность» из расчета «экземпляр на сто членов профсоюза». Согласно данным редакции, средний результат среди региональных профобъединений по состоянию на лето 2016 года – экземпляр на 800 человек… И если о качестве «Солидарности» можно и нужно спорить, то о качестве исполнения собственных решений говорить уже нечего. Профанация – одно-единственное слово. Как будто если очки втираешь сам себе, то лучше контролируешь ситуацию, чем если бы обманывал кого-то другого.

– Несмотря на общепринятые утверждения о важности и нужности информационной работы, она остается в положении бедной родственницы, которая служит на посылках по совершенно разным поводам и которую при этом постоянно подозревают в гулянках и мелких кражах родового серебра, – говорит Шершуков.

К слову, постоянно общаясь с информработниками в регионах, корреспонденты «Солидарности» хорошо уяснили, что под этим самым серебром там часто понимается сама информация. И это – вообще нонсенс.

Дело, конечно, не только в том, чтобы нашей редакции жилось лучше. Нужны ведь и региональные издания, и отраслевые профсоюзные газеты, и брошюры на информационные стенды в цехах. Кому-то, например, хватает и всего этого, без нас – но это тоже предмет для дискуссии.

Короче говоря, смотрите «Профсоюз-ТВ», пишите и читайте свои газеты, выписывайте нас, ныряйте в соцсети, выступайте по радио. И исполняйте резолюции, за которые голосуете.