​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Устранить дискриминацию

09.02.2017

Газета «Солидарность» продолжает тему правовой дискриминации медицинских работников, поднятую в №3, 2017 г. Напомним, многие медики столкнулись с отказами в назначении им досрочной пенсии, поскольку теперь в их специальный трудовой стаж не включаются периоды работы в лечебных организациях, не относящихся к государственным или муниципальным учреждениям.

Право медицинских работников на досрочную трудовую пенсию по старости появилось в 1959 году из-за неблагоприятного воздействия разных факторов: условий труда, выгорания, повышенных психофизиологических нагрузок, обусловленных спецификой и характером работы.

С того времени подход к исчислению стажа, необходимого для этого вида пенсии, менялся. В законы и подзаконные акты вносились поправки, ограничивающие право медиков на досрочные пенсии. Притом работники, которые обращаются за их назначением в территориальные органы Пенсионного фонда, в большинстве случаев получают отказы и вынуждены судиться. Причина этому всегда одна — постоянное реформирование пенсионного законодательства.

Вот и сейчас в правовое регулирование пенсионного обеспечения нормами законов «О трудовых пенсиях в РФ» от 17.12.2001 г. и «О страховых пенсиях» от 28.12.2013 г. были внесены очередные изменения. В результате медицинские работники, трудящиеся в негосударственных учреждениях здравоохранения, поставлены в неравное положение с коллегами из государственных или муниципальных учреждений. По характеру профессиональной деятельности эти медработники относятся к одной и той же категории. Они испытывают то же психоэмоциональное напряжение, ту же физическую нагрузку, у них тот же режим работы и условия труда, одинаковый риск заражения. Все имеют допуск (сертификат) к осуществлению профессиональной (медицинской) деятельности и несут одинаковую ответственность за ее результаты. Однако период работы в частных клиниках не включается в спецстаж для назначения досрочной пенсии.

Судебная практика встала на сторону законодателей. Конституционный и Верховный суды РФ постановили, что в специальный стаж медиков для назначения им досрочной пенсии по старости должны засчитываться только периоды лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения (исключая из понятия «учреждений» частные организации. - Прим. ред.). Но еще в 2004 году КС РФ утверждал обратное. В частности, в своем постановлении он указывал, что если ранее действовавшее законодательство в специальный стаж медиков включало периоды работы «в учреждениях, не являющихся государственными или муниципальными», то невключение этих периодов «порождает такое неравенство в сфере пенсионного обеспечения, которое ведет к несоразмерному ограничению конституционного права этих лиц на социальное обеспечение». Тем самым нарушая предписания ст. 19 (ч. 1, 2), 39 (ч. 1, 2) и 55 (ч. 2, 3) Конституции РФ и не согласуясь другими ее статьями: 8 (ч. 2), 35 (ч. 1) и 37(ч. 3).

Между тем сегодня в системе российского здравоохранения существует тенденция к развитию частных организаций с иными организационно-правовыми формами. На основании лицензии такие организации оказывают медицинские услуги в рамках программы государственных гарантий и обладают правом возмещать свои расходы из средств Фонда обязательного медицинского страхования.

Профсоюз работников здравоохранения РФ считает, что пенсионное обеспечение является важнейшей и основополагающей составной частью права на социальное обеспечение. Условия предоставления права на пенсию прямо затрагивают интересы медицинских работников, и профсоюз, защищая право на досрочное пенсионное обеспечение в связи с осуществлением медицинской деятельности, поддержал законопроект о внесении изменений в действующий закон «О страховых пенсиях», подготовленный комитетом Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов. Документ призван устранить различия в условиях приобретения медиками права на досрочное назначение пенсии по старости. Поскольку эти различия устанавливаются исключительно по такому критерию, как форма собственности, их нельзя считать обоснованными ввидутребований равноправия применительно к правам, гарантированным ст. 39 Конституции РФ.