​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Заклятые партнеры

Заклятые партнеры

31.03.2015

В рамках Недели российского бизнеса, организованной Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), 18 марта была проведена конференция “Партнерство бизнеса и власти в интересах социальной стабильности”. Работающая в России система трипартизма не может запретить “сепаратного” партнерства бизнеса и власти. Но не пригласить на конференцию главу ФНПР Михаила Шмакова организаторы не могли. За экономической битвой, развернувшейся в результате на мероприятии, наблюдал корреспондент “Солидарности”.

- Конечно, тема партнерства бизнеса и власти в интересах социальной стабильности - это очень интересная тема, но здесь упущены наемные работники. Впрочем, если мы это будем понимать так, что наемные работники включены в понятие бизнеса, то это правильно. Но мы должны ясно осознавать, что если мы плохо работаем как бизнес, то нас отправят на “переплавку”, и будет что-то новое - без предпринимателей, без наемных работников, - мягко намекнул Михаил Шмаков в своем выступлении на конференции “Партнерство бизнеса и власти в интересах социальной стабильности” в рамках Недели российского бизнеса.

Он выступал последним из главных спикеров конференции, поэтому, чтобы понять, откуда растут речи, стоит обратиться к остальным выступавшим.

...А МЫ КРЕПЧАЕМ

Зампред правительства и куратор его социального блока Ольга Голодец признала, что ситуация в стране “действительно сложнейшая”. В том числе потому, что “существенным ограничителем развития бизнеса является недоступность финансовых ресурсов”, как заявил выступавший перед Голодец президент РСПП Александр Шохин. Однако вывод, сделанный из этого высказывания вице-премьером, вызывает легкое недоумение:

- Наша промышленность получила уникальное преимущество ввиду политической ситуации, и сегодня так называемая политика импортозамещения дает возможность совершенно в другом качестве выступать нашим предприятиям и завоевывать те рынки, о которых раньше эти предприятия даже не могли мечтать.

Во-первых, Ольгу Голодец можно поблагодарить за обескураживающую прямоту: о том, что политика импортозамещения у нас именно что “так называемая”, не говорил еще, кажется, ни один чиновник. Но, во-вторых, рынками, “о которых наши предприятия не могли мечтать”, в речи Ольги Юрьевны оказался... наш же, внутренний российский рынок. И от этого становится даже несколько грустно. Ведь Россия продает в основном углеводороды и за доллары, причем дорогие, а внутренний рынок торгует за рубли, причем дешевые.

Смех смехом, но Голодец считает, что “нужно закрепить законодательно те преимущества, которые мы сегодня имеем”. То есть, видимо, закрепить ключевую ставку Центробанка специальным законом, пока ЦБ, не дай бог, не понизил ее до прежнего уровня. Или издать закон, запрещающий другим государствам отменять санкции против России. Вариантов, в общем, много, есть где разгуляться.

К другим новостям. Уровень зарегистрированной безработицы, сообщила Голодец, находится в пределах нормы. Однако, продолжила она, российская промышленность “показывает очень неблагоприятные тенденции... реальные сокращения промышленного производства”. В этой ситуации правительство работает над поддержкой потребительского спроса. Причем среди населения, “которое потребляет максимально российские товары”. Среди населения, которое сокращают с предприятий, производящих российские товары, уточняет “Солидарность”.

А замминистра труда Сергей Вельмяйкин позже уточнил, что “наряду со снижением регистрируемого уровня безработицы у нас параллельно 219 тысяч человек, по данным последнего недельного мониторинга, находятся под угрозой увольнения, то есть это те, кого предприятия заявили в качестве потенциального кандидата на выход”. Кроме того, сообщил чиновник, если год назад было зафиксировано 1,5 млн свободных вакансий, заявки на которые поступили от работодателей, то сейчас этот показатель сократился до 1,2 млн.

- И, полагаем, в основную зону турбулентности мы еще не вошли. Потому что в какой-то момент у нас с вами эти кривые все равно сойдутся, уровень безработицы станет равным числу предлагаемых вакансий - вот тогда будет более тяжелая ситуация, - предупредил Вельмяйкин.

МАЭСТРО, УРЕЖЬТЕ КЭШ!

Министр труда России Максим Топилин, выступая на той же конференции, призвал работодателей решать вопрос погашения задолженностей по зарплатам. Счет идет сейчас на миллиарды - 2,8 млрд рублей по состоянию на 1 марта. При этом было отмечено, что, несмотря на традиционное снижение январских зарплат в номинальном выражении, в январе этого года у россиян они сократились и реально. А именно - на 8% по сравнению с прошлым годом. Это первое снижение показателя за последние несколько лет.

Министр труда также упрекнул работодателей в том, что те не следуют примеру чиновников в деле урезания собственных “топовых” зарплат. Напомним, в конце февраля - начале марта по России прокатилась целая волна зарплатной “децимации” - Госдума, Совет Федерации, президент и главы регионов в знак солидарности с “простыми” россиянами урезали зарплаты на 10% себе и своим подчиненным.

- Органы государственной власти приняли решение о сокращении заработной платы. Но какого-то внятного аналогичного движения со стороны работодателей не происходит, - посетовал Максим Топилин.

Министр также сообщил о том, что стали поступать некие предложения по передаче функции управления страховыми взносами от Пенсионного фонда и Фонда социального страхования Федеральной налоговой службе.

- Страховыми взносами должны заниматься именно страховые институты - Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. Просьба эту позицию, как позицию трех сторон социального партнерства, также отстаивать в случае, если будут иные предложения, - обратился Топилин к залу.

Напомним, что до 2010 года, когда действовал Единый социальный налог, администрирование социальных взносов уже было в ведении ФНС. И два года назад ведомство предпринимало попытку вернуть себе эту функцию. Тогда инициатором такого шага выступило как раз объединение предпринимателей, только не РСПП, а “Деловая Россия”. На этот раз с этой идеей выступает Минфин. То есть Министерство труда пытается “вербовать” крупнейших предпринимателей страны для борьбы с инициативой Министерства финансов.

Интересно, какая выгода от этого ожидает работодателей. Как мы уже упоминали, президент РСПП Александр Шохин в своем выступлении назвал одним из основных препятствий для развития предпринимательства ограниченный доступ к финансовым ресурсам. Но речь шла, конечно, все о тех же “западных” экономических санкциях и поднятой ключевой ставке Центробанка, а Минтруд не влияет ни на то, ни на другое. Так что Максим Топилин искал, наверное, все же не “наемников”, а солидарных партнеров.

При этом заместитель Топилина Сергей Вельмяйкин выступил с предложением, которое должно понравиться бизнесу. Речь идет о том, чтобы запретить на законодательном уровне проверяющим предприятия инспекторам Роструда штрафовать работодателей за нарушения, если эти нарушения были выявлены впервые.

- Инспектор не может не реагировать на нарушения, но Административный кодекс позволяет ему использовать такую санкцию, как предупреждение. Проверяющему ничто не мешает применить не реальный штраф или приостановку деятельности, а вынести предупреждение и дать предписание по устранению нарушений. Нам кажется, что такой подход был бы правильным. И здесь нужно будет тесно сотрудничать с вами.

РАСТУМАНИТЬ МОЗГИ

Михаил Шмаков уверен, что “весь бизнес заинтересован в социальной стабильности и осознает свою ответственность”. И все же счел необходимым процитировать Священное Писание:

- Не обижай наемника, не задерживай мзду наемничью, - напомнил лидер ФНПР работодателям древние принципы предпринимательской порядочности.

Затем Шмаков перешел в атаку на правительство. По его словам, правительство России “в очередной раз продемонстрировало свою негодность для управления и регулирования в целях устойчивого экономического развития, особенно в сегодняшних кризисных условиях”. Имелась в виду, как всегда в последние месяцы, чрезмерно “либеральная” политика экономического блока. Ольга Голодец, курирующая блок социальный, казалось бы, могла расслабиться, но по мере выступления Шмакова ее и без того почти всегда строгое лицо постепенно как будто каменело.

- В экономическом плане не совсем ясно, надо ли сегодня таргетировать инфляцию, и надо ли при этом такую ставку рефинансирования - или то же самое, но названное другим словом, для того чтобы вообще затуманить мозги, - ключевую ставку - сделать такой высокой и снижать по одному проценту, - задался вопросом Михаил Шмаков, углубившись, подобно Орфею, в экономический Аид).

“А”-СПРАВКА

Инфляционное таргетирование - комплекс мер, принимаемых государственными органами власти в целях контроля над уровнем инфляции в стране. Таргетирование инфляции состоит из нескольких стадий:

1. Установление планового показателя инфляции на некоторый период (обычно год).

2. Подборка подходящего монетарного инструментария для контроля над уровнем инфляции.

3. Применение этого монетарного инструментария в зависимости от текущей необходимости.

4. Сравнение уровня инфляции на конец отчетного периода с запланированным и анализ эффективности проведенной монетарной политики.

Основной инструмент проведения денежно-кредитной политики по поддержанию запланированного уровня инфляции - манипулирование учетной процентной ставкой (ставкой рефинансирования).

- Наши геополитические противники делают прямо противоположное в условиях кризиса, - продолжил Шмаков. - Они заливают экономику деньгами, вводят отрицательную ставку по кредитам для того, чтобы развивалось собственное производство и разогревалась экономика. Поэтому глупо, с нашей точки зрения, применять подходы стабильного развития в момент кризисного состояния экономики нашей страны. Я считаю, что это, прежде всего, проблема бизнеса, проблема предпринимательства, потому что только что Топилин сказал о тенденциях, которые нарастают: невыплата заработной платы и тому подобное. Это ситуация февраля, а что будет в марте, в апреле? Будет еще хуже. Это не предсказание, а честный расчет.

По честному же расчету корреспондента “Солидарности”, экономический кризис уже спровоцировал некое подобие войны на полях трехстороннего соцпартнерства, в которой каждая из сторон стремится найти себе союзников, но в то же время и сформулировать свою уникальную позицию. И с этой точки зрения выступление Шмакова может говорить об очень решительном настрое профсоюзов на победу.