​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Минфин против здравоохранения

Минфин против здравоохранения

16.03.2016

Министерство финансов решило, что денег слишком мало для того, чтобы реализовать все антикризисные программы. И предлагает урезать расходы на антикризисную программу в здравоохранении в три раза. Эксперты же считают, что урезать уже нечего. С ними согласны и профсоюзные лидеры: такая “экономия” лишь снизит и так уменьшающиеся доходы медиков и усугубит кадровый дефицит.

На днях Минфин заявил: все, что запланировано в антикризисном плане, надо урезать: нет столько денег, чтобы обеспечить все нужды. В качестве одного из средств экономии министр Силуанов предложил урезать антикризисные расходы Минздрава - с 45,8 млрд рублей до 13 млрд. Это значит, что закупка антиретровирусных препаратов, лекарств по программе “Семь нозологий” и лекарств, необходимых после высокотехнологичных операций, а также субвенции регионам на лекарственное обеспечение больных, в том числе с орфанными заболеваниями, - все это оказывается вод вопросом. Со слабой надеждой, что по итогам первого полугодия на это все-таки найдутся деньги.

“А”-СПРАВКА

1. Антиретровирусная терапия - лечение вирусных инфекций, таких как ВИЧ, с помощью медицинских препаратов, замедляющих развитие вируса и заболевания.

2. Государственная программа “Семь нозологий” реализуется в РФ с 2008 года. В соответствии с ней лекарственные средства, предназначенные для лечения больных семью редкими (орфанными) заболеваниями, централизованно закупаются за счет средств федерального бюджета. Дорогостоящие препараты предоставляются в амбулаторных условиях как льготное обеспечение лекарственными средствами.

В настоящее время программа охватывает лечение гемофилии, муковисцидоза, гипофизарного нанизма, болезни Гоше, миелолейкоза, рассеянного склероза, а также обеспечивает иммунодепрессантами людей после трансплантации органов или тканей.

ИЗ ДОКТОРОВ В ФИНАНСИСТЫ

Эксперты, собравшиеся 5 марта на круглый стол “Финансовое состояние государственного здравоохранения”, планы Минфина не одобрили, как, собственно, и деятельность министерства в целом.

- Сегодня говорить о финансировании здравоохранения сложно, - констатировал президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль. - Все понимают состояние бюджета, а где взять деньги - никто не понимает. Но позиция Минфина по здравоохранению непонятна в принципе. Ни одна страна Европы не выдержала бы, если бы там выделялось на здравоохранение 3,6% от ВВП. В Германии и Франции на эти цели идет 10 - 12% от ВВП. А если сравнить с эффективностью, то у нас, выходит, одно из самых лучших здравоохранений в мире. Но иметь 3,6% - стыдно.

По словам Рошаля, само министерство заявило, что не снижает финансирование здравоохранения, а, наоборот, повышает на 83 млрд в этом году:

- Я не финансист, я детский доктор, но я взял ручку и бумажку, посчитал: 83 млрд - это 4,1%, а инфляция 10 - 12%. Так сколько сегодня недополучило здравоохранение? По моим подсчетам, нам нужно минимум 200 млрд рублей. Как вообще может Минфин диктовать Минздраву? Мы видели эти рекомендации в отношении “скорой”, сокращения коек, платности… Минфин просто раскачивает лодку! У нас сужается спектр медицинской помощи.

Главный детский доктор напомнил, что поручение президента РФ Владимира Путина софинансировать лечение редких заболеваний из федерального бюджета Минфин “выполняет” уже два года. Таким же образом были проигнорированы “майские указы” президента - повысить зарплаты медикам. Но на выполнение этих указов Минфин не выделил ни копейки. И организации вынуждены “повышать” зарплаты путем “оптимизации” численности персонала.

- Это кому надо? Это же обман! - констатировал Рошаль. - В свое время мы вместе с пациентскими организациями написали открытое письмо по этому поводу. Думаете, откликнулся Минфин? Нет, никак.

СМЕНА ВЗГЛЯДА НА ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

По мнению директора Института экономики здравоохранения Ларисы Попович, отрасли не стоит считать себя “обделенной”:

- На мой взгляд, оценивать финансирование в долях ВВП - некорректно… Из примерно 21 трлн рублей запланированных расходов на будущий год на здравоохранение пойдет примерно 2,8 трлн рублей - это больше 10% всех бюджетных расходов. Столько же тратится на оборону. Причем здравоохранение и оборона - единственные направления, которым предписан рост до 2018 года. Это значит, что медицина все же стала приоритетом.

Впрочем, с тем, что денег не хватает, эксперт согласна:

- Программа развития здравоохранения на 80% ориентирована на деньги, поступающие из регионов. У нас только пять субъектов Федерации, не являющихся дотационными, и рассчитывать на выполнение обязательств без субвенций федерального центра сложно.

По мнению Попович, нужно вообще сменить взгляд на здравоохранение - смотреть на него как на прибыльную отрасль экономики. Ведь каждый рубль, вложенный в профилактику сердечно-сосудистых заболеваний, макроэкономике дает 7 рублей дополнительного дохода, а рубль, вложенный в раннее выявление болезней опорно-двигательного аппарата, дает 3,5 рубля. То есть инвестировать в здравоохранение, особенно в профилактику, - выгодно.

ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ

По мнению председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК) Гузель Улумбековой, сейчас, чтобы получить финансирование, сравнимое с уровнем 2014 года, нужны дополнительные 500 млрд рублей.

- Финансирование здравоохранения за последние пару лет сократилось на 15%. В итоге в 40% регионов у нас выросла смертность, - констатировала эксперт.

При этом директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов предрек, что пациентов станет больше. Он напомнил, что в 50-х годах прошлого века был всплеск рождаемости - сейчас эти люди подошли к порогу старости и будут чаще обращаться в медучреждения.

- Сегодня пациенты приходят в больницу со своей зеленкой - на таком уровне находится лекарственное обеспечение, - сокрушается сопредседатель Всероссийского союза пациентов Ян Власов. - Койки “оптимизируются”, врачей сокращают. Врачи нередко работают на 2, а то и на 2,5 ставки. Все это не может не сказываться на качестве медицинской помощи. “Стареет” перечень жизненно важных лекарственных препаратов - Минфин костьми ложится, не давая добавить в него инновационные лекарства.

- У нас укомплектованность кадрами в сельских районах - менее 50%, - добавил председатель комитета Госдумы по охране здоровья граждан Сергей Дорофеев. - А все почему? Нет жилья. Регионы сами в долгах, у них нет на это денег. А просто так желающих поехать в “новое учреждение” ФАП (фельдшерско-акушерский пункт. - П.С.), которое на самом деле - изба-пятистенок постройки прошлого века, - нет. У нас сейчас стандарты не стали принимать, потому что тогда будет видно, сколько денег на самом деле нужно здравоохранению: в 4 - 5 раз больше. И когда на фоне такой картины нам говорят, что нужно еще сокращать расходы на здравоохранение, становится понятно, что мы сами не знаем, что строим. Оптимизировать в здравоохранении уже нечего. Профильный комитет Госдумы такое сокращение бюджета на здравоохранение не поддержит. А вот что решит Госдума в целом - не знаю.

Мелик-Гусейнов предложил профессиональному сообществу разработать свой вариант стратегии развития здравоохранения. Обсудить его с экспертами, чиновниками, а после утверждения минимум 10 лет не сворачивать с намеченной дороги.

- Когда-то, еще при Зурабове, мы разрабатывали концепцию, - напомнил Леонид Рошаль. - Много работали, с нами согласились. Только вот ни слова из разработанного не осталось в документах Минздрава…

КОММЕНТАРИЙ

Геннадий Щербаков, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ:

- В конце января мы уже направляли открытое письмо в адрес президента, премьера и спикеров палат. Там мы обозначили свое профсоюзное отношение к ситуации, которая складывается в здравоохранении. В том числе говорили о ситуации с финансированием здравоохранения.

Много говорят о том, что доля ВВП - не показатель расходов на здравоохранение. Но система должна работать, и должна выполнять задачи по поддержанию и улучшению здоровья граждан. И для этого нужно адекватное финансирование. Всемирная организация здравоохранения говорит о том, чтобы расходы на здравоохранение должны быть не ниже 5% от ВВП. У нас на сегодня расход - 3,7% от ВВП, ну, 3,9% максимум. Это сплошное выживание.

И в этом противоречие между посылом президента и реальностью. То есть, с одной стороны, почувствовали необходимость работы в области здравоохранения. Появились “майские указы”, и согласно дорожным картам к 2018 году зарплаты врачей должны повыситься до 200% от средней по региону, а медсестер и санитарок - до 100%. А с другой стороны, проводится оптимизация лечебных учреждений, сокращение коечного фонда, сокращение численности медперсонала. А в условиях дефицита врачебного и среднего медперсонала это приводит к интенсификации труда медработников, к увеличению нагрузки. И да - арифметически зарплата повысилась. Но это не значит, что номинальная заработная плата увеличилась и дала возможность, работая на ставку, обеспечить себе нормальное существование.

Выходит, что Минфин действует вразрез с установками президента. И выполнить задачи здравоохранения в условиях, предлагаемых Минфином, не представляется возможным. А локальные проблемы, такие как дефицит медработников, будут усугубляться и станут общегосударственной проблемой. Если отрасль становится непривлекательной, люди туда не идут. Уже сейчас люди с медицинским образованием часто уходят в фармацевтические компании, в коммерческие организации. Поэтому профсоюз разделяет опасения тех экспертов, тех экономистов, которые трубят: чтобы создать эффективную систему, необходима ее качественная финансовая поддержка.

Мы ждем реакцию на наше открытое письмо. Мы получили промежуточный ответ из верхней палаты, что письмо направлено в комитет по здравоохранению. Окончательного же ответа еще нет. Мы должны выяснить реакцию. А потом будем решать, какие необходимо принимать меры. Мы, конечно, прекрасно понимаем тяжелое экономическое состояние страны, но должны быть политические решения.

БЛИЦ-ОПРОС

О том, как предложения Минфина оценивают в регионах, “Солидарность” решила узнать у лидеров региональных организаций профсоюза работников здравоохранения. Заодно газета поинтересовалась, как обстоит дело с финансированием здравоохранения в их субъектах Федерации.

Ольга Суна, председатель Мурманского обкома профсоюза:

- Пока проблем в нашей области ни с финансированием, ни с лекарственным обеспечением нет. Зато есть проблема с кадрами. Да, специалисты приезжают, но и уезжают быстро, проработав чуть-чуть. И климатические условия сложные, и семью очень сложно трудоустроить. Зарплата изначально устраивает, но потом оказывается, что на одну зарплату врача семьей не прожить, и люди возвращаются в среднюю полосу. В результате у нас не хватает ни узких специалистов, ни терапевтов. Даже фельдшеров не хватает, хотя есть два своих училища в области. Все сбегают, не задержать их тут. И средняя нагрузка на оставшихся по-прежнему высокая. Минздрав наш показывает коэффициент совместительства 1,4. Но у нас с ним разная статистика: по нашим подсчетам, коэффициент совместительства на самом деле составляет 1,7 - 1,8, не меньше.

Виктор Дурнов, председатель Саратовского обкома профсоюза:

- Бюджет нашего территориального ФОМС на 2016 год на несколько миллионов рублей больше, чем был в 2015 году. Поэтому пока у нас никаких проблем с оплатой труда, с содержанием учреждений здравоохранения не имеется. Нет и задержек заработной платы. Думаю, этот год проживем неплохо, не хуже, чем прошлый. Средняя зарплата у нас соответствует указам президента. Правда, согласно постановлению правительства РФ № 973 изменилась методика расчета средней зарплаты по региону: раньше средняя у нас была примерно 22 тысячи рублей, а теперь - 19 тысяч.

Что же касается финансирования здравоохранения в целом, то мы уже много лет говорим, что оно не должно быть ниже 5% от ВВП. Об этом давно говорят и Рошаль, и ЦК профсоюза. А у нас финансирование колеблется на уровне 3,5%. И так на протяжении не одного десятка лет. Было бы хотя бы 5%, и мы жили бы неплохо.

Людмила Лукичева, председатель Нижегородского обкома профсоюза:

- Отношение к предложениям Минфина сугубо отрицательное. Потому что в сумме и так произошло снижение расходов на здравоохранение. Фактически, если считать от ВВП, расходы снизились с 3,8% до 3,4%. В то время как считается, что реальный коэффициент расходов должен быть не менее 5,5% от ВВП. И уже давно поднимается вопрос: нельзя достичь тех показателей, которые нам определяют, финансируя здравоохранение по самому низкому уровню.

Поэтому не зря появилось у нас и письмо-обращение к Госдуме, президенту, правительству РФ - что мы не согласны с тем, что в здравоохранении уменьшается финансирование. В частности, средства на оплату высокотехнологичной помощи были изъяты из бюджета ФОМС, хотя на самом деле оплата этих расходов - обязательство правительства. А это миллиарды. И в результате у нас уже два года нет индексации зарплаты, в то время как инфляция последние два года выше 12%. Таким образом, реальная покупательная способность нашей зарплаты значительно снизилась.

Кроме того, мы высказывали и высказываем категорическое несогласие с методикой исчисления средней заработной платы. А в результате у нас медики работают с запредельными нагрузками, что сказывается на их здоровье, отношении к пациентам, приводит к нервным срывам. Но при этом формируется впечатление, в том числе у населения, что зарплаты у врачей высокие. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы по-другому исчислялась средняя заработная плата. Ведь после того как правительство пересмотрело исчисление средней зарплаты в регионе, мы прекрасно “выполнили” дорожную карту, не увеличивая зарплату. Мы считаем это неправильным. Гораздо честнее было бы сказать, что да, у нас кризис, мы приостанавливаем эту программу.

Валерий Кудряшов, председатель Тюменского обкома профсоюза:

- Я думаю, что сокращать расходы на здравоохранение в антикризисной программе не стоит. Естественно, денег в здравоохранении никогда не хватало и не хватает. Но их и не будет хватать - мы содержим большую страховую медицину. И много денег идет на содержание филиалов фонда, на страховые компании, которые, по сути, обдирают лечебные учреждения - придираются к каждой запятой, чтобы не дать денег учреждению. Это просто паразиты на теле здравоохранения! Надо убрать страховые компании, ликвидировать страховую медицину. А эти деньги, большие деньги, которые идут на их содержание, должны пойти на благо здоровья жителей России.

Александр Кривко, председатель Ставропольского обкома профсоюза:

- Это неверно политически - урезать наши бюджеты, которые и так сходятся еле-еле. Вызывает настороженность и то, что тарифы ОМС собираются оставить на прежнем уровне. При этом из-за эпидемии гриппа “скорые” перевыполняли план на 100 - 150%, но все, что было сверх нормы, не оплачивалось. Та же проблема и в лечебных учреждениях: все, что делается сверх госзадания, не оплачивается. Потом наши члены профсоюза “терроризируют” главных врачей, а те ничего не могут сделать: фонд не выделяет на это денег. И что остается делать? Вешать таблички на кабинет: “Мы свой план выполнили” - и уходить? Нет, такого себе никто не позволит. Работают в результате бесплатно…

Досье

В период кризиса 2008 - 2009 годов основные усилия государства были сосредоточены на лекарственной помощи. В 2008-м рост цен на лекарства вдвое опередил рост цен на остальные непродовольственные товары и составил 16,4%. За 2009 год лекарства подорожали еще на 17%. В связи с этим по правительственной антикризисной программе были приняты следующие меры:

  • введена обязательная регистрация предельных отпускных цен производителя на лекарственные средства, входящие в перечень ЖНВЛС;
  • увеличена доля отечественных лекарственных средств в перечне ЖНВЛС;
  • регионы были обязаны ввести предельный уровень торговых надбавок на лекарственные средства.

В 2009 году при принятии антикризисного плана правительство решило полностью профинансировать нацпроект “Здоровье” и сохранить расходы: на заработную плату, на стимулирующие надбавки к оплате труда первичного звена, на медикаменты, питание больных и коммунальные платежи учреждений здравоохранения.

В 2009 году осуществлялась дополнительная финансовая поддержка системы обязательного медицинского страхования по двум направлениям:

  • увеличение дотаций бюджетам территориальных фондов ОМС;
  • выделение в резерве госбюджета на 2009 год ассигнований Федеральному ФОМС для перечисления межбюджетных трансфертов территориальным ФОМС (в случае снижения доходов их бюджетов).

Кроме этого проводилась дополнительная диспансеризация работающих и углубленные медосмотры работников, занятых во вредных и (или) опасных условиях труда, а также реализовывались мероприятия:

  • по обеспечению онкологической и противотуберкулезной помощи населению;
  • по совершенствованию медицинской помощи матерям и детям;
  • по оснащению учреждений службы крови, созданию единой информационной базы, пропаганде массового донорства крови.

В 2010 году из-за сокращения бюджетных доходов расходы на здравоохранение были сокращены на 4,5%. Однако были сохранены и даже увеличены расходы на стационарную медпомощь (+3,6%) и амбулаторную медпомощь (+20,6%).