​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Министерские фантазии не знают границ...

29.03.2016

Похоже, в наше время бурно расцветают фантазии министров. Так, в информационном пространстве на днях появилось следующее предложение одного из них — министра труда и соцзащиты М. Топилина: «Студент вышел на рынок труда и оказался зарегистрированным в службе занятости, а мы ещё должны из государственных денег платить пособие! Пусть вуз, который подготовил недееспособного студента платит».

Нет границ изобретательности чиновников в изыскании денег для пополнения скудеющего бюджета. Можно только удивляться отсутствию чувства юмора в предложении на полном серьёзе заставить вузы оплачивать содержание своего безработного выпускника. Наверное, потому что уважаемый министр выдаёт желаемое за действительное. Окончание выше приведённого высказывания звучит так: «В вузах есть деньги, ведётся коммерческая деятельность».

Возможно, ведётся. Будучи преподавателем одного из медицинских вузов, сказать наверняка не могу, ведётся ли. А если и ведётся, то денег явно не хватает даже для обеспечения учебного процесса. Пример. Учебный процесс в последнее время осуществляется путём ответа на тесты и клинические задачи. Это так потому, что доступ к больным в клинических больницах закрыт или крайне затруднён. Реформа, больнице надо зарабатывать деньги. Не до студентов. Теперь акцент в обучении делается на решение тестов и ситуационных задач. Сидит группа студентов вместе с преподавателем и вдалеке от больных решает эти самые тесты и задачи. На их распечатывание нужны тысячи листов бумаги высокого качества и дорогой. По подсчётам, на обеспечение одной темы занятий на тесты и эталоны ответов набегает порядка 15-16 тыс. листов для группы в 10 человек. Учебных тем - 20. Плюс картриджи. Получается немалая сумма. «Богатый» вуз уклонился от расходов. Деньги - из кармана преподавателей. Вот вам и - «в вузах деньги есть».

О том, какие трудности теперь есть для проведения учебного процесса на клинических кафедрах, «МГ» писала многократно. Перечисление только заголовков всех публикаций на эту тему заняло бы большую часть газетной полосы. В который раз скажем, что заказчик на врачебные кадры, а это органы здравоохранения в лице главных врачей клинических больниц, меньше всего озабочен тем, чтобы создать приемлемые условия для проведения учебного процесса на базе своих учреждений. Это учебные помещения в клинических (кафедральных) отделениях, это преподавание «на больных». Врач, обучавшийся на тестах и решении придуманных ситуационных задач, вряд ли будет нужен главному врачу, и может стать опасен больному человеку.

Для того чтобы выпускник сразу по окончании медицинского вуза не оказался безработным, необходим ряд условий.

Первое - абитуриент. Кто и почему выбирает своей будущей профессией врачевание, часто носит случайный характер. Чтобы поступить на физический, математический, химический факультет, надо от природы иметь соответствующие способности. Чисто человеческие качества отступают на второй план. Для будущего врача физико-математические способности не являются всенепремен-ными. На первом плане - человечность, понимание того, что в тебе будет нуждаться больной человек, и кроме умения оказать помощь, надо уметь завоевать его доверие, показать, что его выздоровление для тебя - первостепенная задача.

Пресловутый ЕГЭ абстрагировал личность абитуриента. Мы не знаем,'что побудило его подавать заявление о приёме в медицинский вуз. Отбор будущих студентов происходит по формальным критериям. Может быть стоит предложить абитуриенту на бумаге изложить мотивы своего выбора профессии врача. По тексту можно составить представление о целом ряде характеристик молодого человека. И опытные преподаватели-клиницисты определили бы, насколько выбор осознан, а мотивы зрелые, продуманные. А если нет, посоветовать выбор другой профессии, не требующей нужных для врача качеств.

Второе - качество подготовки будущего врача на студенческой скамье. В своё время «Медицинская газета» (№97 от 26.12.2012) провела анкетирование 100 студентов старших курсов трёх столичных медицинских университетов. Эти вузы не попали в опубликованный в тот год список неэффективных. Оценка результатов анкетирования была общая, а не по каждому университету. Важно было получить представление о современных студентах.

В контексте этого материала укажем только ответы на некоторые вопросы анкеты. В подавляющем большинстве случаев на вопрос о качестве медицинского образования студенты указали - оно «снижается». Вряд ли респонденты имели возможность с чем-либо сравнивать. Для этого они были слишком молоды, чтобы знать, что было раньше. Стало быть, они считают, что качество обучения оставляет желать лучшего. Абсолютное большинство считает - «следует сделать медицинское образование соответствующим современным требованиям», «расширить возможности освоения практических навыков». В последнем случае они имели в виду обучение у постели больного. Это 2012 г., на пороге стояла реформа, оптимизация, модернизация здравоохранения.

Третье - правовая составляющая. Опять обращусь к материалам «Медицинской газеты» (№85 от 01.11.2002). В теперь уже далёкие десятилетия в стране проявился интерес к правам человека. На вопрос преподавателя, знают ли студенты что-либо о своих правах последовал вопрос: «А разве у нас есть права?» Следующий вопрос: «Какие у студентов должны быть права?» поверг их в длительное раздумье. После чего они заговорили об условиях, в которых проводятся занятия (и в те годы под учебные комнаты отводились подвальные помещения, подсобки, коридор в конце больничного отделения), о качестве учебников и методических материалов, которые не блещут новизной, принуждении посещать лекции и т.д.

Четвёртое - здоровый врач. В том же номере «МГ» ректор Северного ГМУ академик РАН Павел Сидоров опубликовал статью о здоровье студентов. Отметил, что «от 1-го к 6-му курсу состояние здоровья студентов прогрессивно ухудшается». Далее отмечает: «расписания занятий и лекций составлены так, что студент едва успевает из одной больницы доехать до другой».

Все эти и некоторые другие факторы влияют на качество подготовки врача, который после окончания вуза придёт на «рынок труда». Знает ли об этом министр М.Топилин? Студент ли будет виноват, что не сразу найдёт работу?

Впрочем, в наше быстро меняющееся время ничего с уверенностью предсказать нельзя. Пару лет назад врачей «оказалось» много. Прошли массовые сокращения. Врачи-лечебники были вынуждены переквалифицироваться в функциональных диагностов, специалистов ЛФК... Совсем недавно вдруг возник острый дефицит врачебных кадров. Теперь без обязательной в прошлом интернатуры выпускник вуза, обучавшийся на тестах и задачах, с распростёртыми объятиями будет встречен в первичном звене.

Следует ли принимать малообдуманные решения в столь быстро меняющейся ситуации? - вот в чём главный наш вопрос, на который требуется вразумительный ответ.