​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Пенсия. Перезагрузка

Пенсия. Перезагрузка

10.05.2016

Более 3 триллионов рублей в год теряет пенсионная система из-за теневой занятости и безработицы.

В год пенсионная система России теряет 3,4 триллиона рублей из-за неформальной и теневой занятости, а также из-за безработицы, подсчитали в Академии труда и социальных отношений (учредитель вуза - Федерация независимых профсоюзов России). Доклад о результатах исследования есть в распоряжении "РГ".

Сегодня минфин и Центробанк разрабатывают предложения по реформе пенсионной системы России. И ученые готовы предоставить им свои расчеты.

Итак, если 3,4 триллиона разложить по полочкам, то получится, что неформальная занятость "ворует" у пенсионной системы 1,4 триллиона рублей в год. Речь идет об официально работающих людях, получающих основную часть зарплаты в конвертах, а, значит, работодатели делают за них "пониженные" страховые взносы в социальные фонды.

Теневая занятость - это люди трудоспособного возраста, но официально не работающие и не числящиеся безработными, за них пенсионная система недополучает 1,5 триллиона рублей. И еще 384 миллиарда могло бы поступать за безработных, если бы они не были таковыми, а официально трудились.

"Возвращение этих людей на легальный, цивилизованный рынок труда - главный резерв для нормального, страхового, а не бюджетного, наполнения средствами пенсионной системы России", - прокомментировал "РГ" ситуацию проректор академии Александр Сафонов.

Еще один важный фактор, влияющий на дисбалансы системы - низкий уровень зарплаты в России. В 2015 году доля работников, отчисления от зарплаты которых в Пенсионный фонд были ниже прожиточного минимума пенсионера, составляла 68,9 процента. И при такой ситуации добиться повышения средней пенсии до 2,5 прожиточных минимума, что было заявлено в качестве основной цели реформы 2012 года, невозможно, делают вывод авторы исследования. При таких зарплатах достигнуть баланса можно только за счет притока еще 40 миллионов работников. Это почти все наши пенсионеры.

Пенсия очень тесно связана с зарплатой, поэтому невозможна ситуация, когда человек всю жизнь получал невысокую зарплату, а в старости ему будет назначена "достойная" пенсия.

"Когда российский бизнес ставит вопрос о непосильно высокой ставке страховых взносов, которая на самом деле далеко не самая высокая в Европе и в мире, то надо иметь в виду, что это, своего рода, "плата" за искусственное занижение уровня зарплаты. И чем ниже зарплата, тем выше тариф страховых взносов. Цифры взаимозависимы", - говорит Сафонов.

Из-за высокой степени дифференциации оплаты труда в России пенсионная система не только получает мало взносов с низкой зарплаты, но и не получает вообще никаких взносов с высокой зарплаты в силу действия "потолка" на уплату взносов. В 2016 году страховые взносы в ПФР с годового фонда оплаты труда, превышающего 796 тысяч рублей, взимаются в размере уже не 22 процентов, а 10. За счет понижения ставки "теряется" около 349 миллиардов рублей.

Есть еще проблема: с 2005 по 2012 год тариф страховых взносов был снижен на 12 процентных пунктов. А объем обязательств пенсионной системы остался без изменений, были введены и продолжаются вводиться льготы по уплате взносов для ряда отраслей и регионов (всего 15 видов льгот). Из-за этого пенсионная система недосчитывается 294 миллиардов рублей в год. Кроме этого, до 2014 года 6 процентов отвлекалось на формирование накопительной части пенсии. Это еще 682 миллиарда "съеденных" рублей.

Все это, в конце концов, и привело к образованию устойчивого дефицита пенсионной системы, делают выводы ученые. "Устранить проблему повышением пенсионного возраста невозможно, - уверен Сафонов, - потому что положительный эффект будет ощущаться только три года. А дальше начнут нарастать социальные обязательства государства по выплате пособий по безработице и по бедности. И все вернется на круги своя". Это связано с тем, что в российской экономике нет нужного числа свободных рабочих мест, чтобы занять "поздних пенсионеров".

 

Шесть шагов к новой пенсии

  • Шаг первый. По мнению Александра Сафонова, нужно постепенно повысить МРОТ до прожиточного минимума.
  • Шаг второй. Отменить все существующие ограничения по взносооблагаемой базе - страховые взносы должны уплачиваться по единой ставке тарифа со всего фонда оплаты труда организации.
  • Шаг третий. Установить минимальную границу страхового взноса. "Здесь должен действовать принцип: нам неважно, какую зарплату ты формально платишь работнику - страховой взнос ты должен заплатить не ниже фиксированного размера. Этот размер должен быть рассчитан таким образом, чтобы его уплата в течение минимального периода стажа, требуемого для приобретения права на пенсию, фактически покрывала затраты пенсионной системы на выплату пенсии в минимальном размере", - поясняет эксперт.
  • Шаг четвертый. Провести инвентаризацию и оптимизацию ранее введенных льгот по уплате страховых взносов. И установить мораторий на введение новых.
  • Шаг пятый. Сделать накопительную часть пенсии добровольной. Де-юре и сейчас любой желающий может самостоятельно заключить договор с негосударственным пенсионным фондом и начать откладывать в него деньги. Но для того, чтобы это заинтересовало большее число людей, нужны налоговые льготы для "вкладчиков". А для предприятий, создающих корпоративные пенсионные системы, эти затраты включать в себестоимость. И добровольные отчисления людей не должны облагаться НДФЛ.
  • Шаг шестой. Пересмотреть тарифы дополнительных страховых взносов за работников, трудящихся на вредных и тяжелых условиях труда и уходящих на пенсию досрочно. "Этот тариф должен быть рассчитан не искусственным образом, как сейчас, а исходя из суммы затрат на выплату этих пенсий", - говорит проректор академии.

 

За и против: надо ли делать добровольной накопительную часть пенсии

Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений:

- Предлагаю ввести взнос с работника. Это гораздо эффективнее повышения пенсионного возраста - отдача сразу и не исчерпывается со временем.

Можно ввести его не для всех, а только для относительно обеспеченных работников (надо определить соответствующую границу - например, 3-4 МРОТ). И лучше уплачивать взносы не в Пенсионный фонд России, а в корпоративные пенсионные системы. Они могли бы формироваться по принципу: 3 + 3 + 3, где уплата работником 3 процентов от своей зарплаты означала бы уплату такого же взноса со стороны работодателя и аналогичного соплатежа из федерального бюджета. Это, во-первых.

Во-вторых, люди свободных профессий (писатели, художники, композиторы, архитекторы) не подлежат регистрации и не охвачены действием системы социального страхования. Необходимо устранить этот пробел и охватить социальным страхованием всех так называемых фрилансеров. Их вхождение в эту систему должно быть добровольным. Надо дать им возможность самим определять размер платежа и будущей пенсии. Пенсионная система от этого только выиграет, поскольку сейчас такие люди платят в систему меньше, чем из нее получают.

В-третьих, стоит дать возможность труженикам неформального сектора экономики самим платить за себя соцвзносы. Здесь можно применить несколько вариантов. Например, вместо введения таких взносов ввести плату за оказанные медицинские услуги (за исключением услуг, оказанных по жизненным показаниям).

В-четвертых, также можно ввести повышенный НДФЛ для бездетных людей (например, 20 процентов вместо 13).

Вячеслав Бобков, генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни:

- Для того чтобы брать страховые взносы с людей свободных профессий, нужно принять законодательство о введении обязательного пенсионного страхования самозанятых и создать условия для легализации их занятости.

Для этой категории работник и работодатель являются одним лицом. Они, как и все другие, обязаны участвовать в системе обязательного пенсионного страхования. Добровольность здесь может быть только дополнительным механизмом.

По поводу взносов в социальные фонды с относительно обеспеченных работников хочу отметить, что при сложившейся низкой заработной плате большинства работников вводить в системе обязательного пенсионного страхования страховые взносы как вычет из их зарплаты - значит понижать и без того низкий уровень жизни их семей.

В 2015 году более половины населения страны имели среднедушевые доходы ниже социально приемлемого потребительского бюджета (три прожиточных минимума).

Примерно 60 процентов полных семей наемных работников с двумя несовершеннолетними детьми были в числе бедных или низкообеспеченных. В них начисленная среднемесячная заработная плата каждого из работников составляла меньше 60 тысяч рублей, то есть примерно 10 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ).

Из этого вытекает, что прежде, чем вводить дополнительные страховые взносы с работников, надо значительно повысить размеры их заработной платы.

По поводу работников неформального сектора могу сказать, что большинство работников из числа индивидуальных предпринимателей заняты в теневой экономике вынужденно из-за высоких платежей в систему обязательного социального страхования, что делает их занятость невозможной из-за угрозы разорения. Проведенный в 2015 году опрос работников и работодателей г. Москвы выявил, что 54 процента из них считают для снижения неформальной занятости эффективными меры по уменьшению налогового (включая страховые взносы) бремени на бизнес и только 22 процента - ужесточительные меры.

Что касается повышенного НДФЛ для бездетных людей , то, с моей точки зрения, более обоснованным представляется взимание НДФЛ не с работников по месту их работы, а налогообложение доходов домохозяйств (семей) по месту их жительства. Налог на семейные доходы должен быть прогрессивным в зависимости от величины среднедушевого дохода. Семьи с доходами ниже прожиточного минимума целесообразно освободить от налогообложения их доходов. Прогрессию в налогообложении семейных доходов необходимо увязать с повышением среднедушевого дохода от прожиточного минимума к социально приемлемому, среднему потребительским бюджетам и к потребительскому бюджету высокого достатка.

Тогда бездетные семьи, как правило, будут платить более высокие налоги на их доходы.