​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Владимир Гурдус: развивать нужно преимущественно страховую модель

Владимир Гурдус: развивать нужно преимущественно страховую модель

28.11.2013

Работа над концепцией развития здравоохранения возобновлена. В состав рабочей группы Минздрава РФ и экспертного совета при Правительстве РФ по ее формированию входит исполнительный директор компании «Тим Драйв», управляющей проектами «НоваМедика» и «РоснаноМедИнвест» Владимир ГУРДУС. Он считает, что документ может быть разработан в течение полугода. О своем видении необходимых системе здравоохранения изменений он рассказал в интервью редактору «МВ» Сергею Литвиненко.

- Хотелось бы начать с активно критикуемой сейчас системы ОМС. Насколько, на ваш взгляд, актуальна и перспективна эта схема финансирования здравоохранения в современных российских условиях?

- Принципиально можно разделить существующие модели здравоохранения на три большие группы: преимущественно бюджетные, преимущественно частные и преимущественно страховые.  На сегодняшний день, наибольшую эффективность с точки зрения получения результата и использования средств демонстрируют системы здравоохранения, построенные в рамках страховых моделей.

В нашей стране на этом этапе переход на частную систему невозможен, а возврат к бюджетной модели, на мой взгляд, не целесообразен потому, что делает систему менее гибкой и менее клиентоориентированной. По моему мнению, развивать нужно преимущественно страховую модель системы здравоохранения. Она уже в какой-то степени в стране и сложилась, но вопрос в том, нужно ли ее менять. Я считаю, что нужно, есть что улучшать, но делать это следует постепенно, без революций.

В первую очередь необходимо привести объем финансовых обязательств системы к тому объему гарантий предоставления медпомощи, которые она заявляет. Изменения должны быть направлены на увеличение уровня удовлетворения потребностей граждан в медицинской помощи, в ее доступности и качестве. Условно, если по каким-то направлениям доступность медпомощи будет вынужденно снижаться, то по другим она должна увеличиваться. Если цена услуги растет, то должно улучшаться ее качество.

- Значит, тенденция к концентрации финансов и объемов оказываемой медпомощи в ОМС позитивная?

- Основное различие бюджетной и страховой модели состоит в том, что в последней финансирование медпомощи следует за объемом и структурой ее потребления. В бюджетной модели это присутствует в гораздо менее прямой зависимости. И, если в бюджетной системе механизмы изменения этих объемов и структуры в большей степени носят административный характер, то в страховой – это экономические механизмы: те направления, которые востребованы, куда идут деньги, и развиваются в большей степени.

Идея перевода больших объемов финансирования в страховую модель - это не столько идея сокращения объемов медпомощи из бюджетных средств, сколько попытка максимально возможного наполнения тарифа ОМС. До недавнего времени любое медучреждение, и государственное, и частное, лишенное бюджетной «подушки безопасности», работая только в расчете на страховое возмещение из ФОМС, было обречено на работу в убыток, так как тарифы не покрывают себестоимость этой услуги. Сейчас ситуация понемногу меняется. И с 2015 года, когда медпомощь будет оплачиваться по полноценному тарифу, есть вероятность, что к ее оказанию будут подключены медицинские учреждения разной формы собственности и разной подчиненности, а значит, будут расширены и возможности выбора и доступность разных медучреждений для каждого из нас.  Пока это теория, но понятно, что, если тарифы станут экономически оправданы, любое медучреждение с радостью войдет в систему ОМС и предложит свои услуги максимально большему числу граждан.

- Реально ли наполнить тариф настолько, чтобы он стал выгоден всем?

- Нынешний тариф предполагает только финансирование текущих расходов и не содержит инвестиционной составляющей. Но это уже шаг вперед. В целом в условиях, когда объем финансирования медпомощи либо растет незначительно, либо вовсе отстает от темпов инфляции,  говорить об экономически обоснованных тарифах, наверное, будет самообманом. Но его наполнение с 2015 года, еще не решение проблемы, но безусловно, движение в правильном направлении.

- Есть реальные источники привлечения дополнительных средств на финансирование медпомощи, чтобы когда-нибудь сделать тарифы экономически выгодными? 

- Чудес не бывает. Если в относительно небогатой системе здравоохранение, есть желание поддержать максимально широкий объем гарантий оказания медпомощи, тариф, так или иначе, будет низким. Но при этом даже в существующей системе есть ниши, где установлены вполне конкурентоспособные тарифы, и куда с удовольствием идут частные инвесторы. Два примера очевидны: ЭКО и гемодиализные центры.

Это свидетельствует о том, что государству необходимо выделить те сектора системы, которые прежде всего нуждаются в притоке новых идей, людей, и инвесторов, но на которые не хватает государственных ресурсов. И в этих секторах установить такие тарифы, которые будут привлекательны для частных инвесторов.

На мой взгляд – это первичная медицинская помощь. На этом уровне оказания медпомощи экономически обоснованные тарифы нужны в первую очередь. Врачи общей практики, терапевты, семейные врачи – передовая линия - создают максимально широкую зону контакта с пациентом, с потенциальным потребителем медицинской услуги, и именно они в значительной степени определяют дальнейшее движение пациента в системе оказания медпомощи, его стратегию лечения. Потенциал первичного звена можно использовать для оптимизации и перераспределения объемов оказываемой медпомощи внутри системы между поликлиниками и стационарами, например, для рационализации потоков пациентов.

- Что нужно менять в ОМС, чтобы сделать систему реально «преимущественно страховой»?

- Система может быть либо просто распределительной, какой она сейчас и является, либо реально принимать на себя риски и формировать под эти риски финансовые и ресурсные резервы. Для того чтобы система двигалась по второму пути, помимо приведения в соответствие друг с другом объемов финансовых обязательств и заявленных в системе гарантий оказания медпомощи, можно привлекать частный капитал. Те же страховые компании с тем, чтобы они брали на себя часть рисков и использовали для их возможного покрытия собственные средства. Но надо понимать, что, если вы привлекаете под какую-то проблемы частный капитал, необходимо дать ему возможность работать, приносить прибыль инвестору, а не только обслуживать потенциальные убытки.

- Какова, по вашему мнению, должна быть концепция развития здравоохранения в содержательном плане?

- Я бы не стал сейчас рисовать целую концепцию, хотя у меня есть свое экспертное видение и того какой она должна быть, и понимание возможного пути реализации этой концепции. Более ответственно с моей стороны будет обсуждать это пока на экспертном уровне. Могу только сказать, что любая система здравоохранения должна быть направлена на то, чтобы пациенты могли быстро решать срочные проблемы, возникающие, и эффективно решать все текущие проблемы, связанные со здоровьем, по понятному алгоритму. Думаю, что важным направлением изменений системы должна быть клиентоориентированность. Мне представляется очень важным на нынешнем этапе развития систем, чтобы она ориентировалась не на абстрактные потоки людей, не на население или его категории, а на каждого конкретного, отдельно взятого человека. А как раз это – один из важный принципов страховой системы здравоохранения.

- Некоторые эксперты считают, что вместо концепции развития системы оказания медпомощи, нужен более глобальный документ, что-то вроде стратегии охраны здоровья…

- Сегодня очень сильно меняются доступность информации и поведенческие стереотипы человека по отношения и к своему здоровью, и к составляющим той системы, которая должна помогать ему заботится о своем здоровье. Так или иначе, вовлеченность пациента в процесс заботы о себе самом растет.  Мы приходим к тому, что человек с системой здравоохранения взаимодействует не в дискретном режиме, как раньше, а непрерывно.  Действия по поддержанию здоровья становятся ежедневной активностью каждого. И врач в этой системе отношений – только один из компонентов. Это означает, что и сама система, и вызовы для нее, и механизмы взаимодействия с пациентом будут меняться. Собственно, акцент на первичное звено, о котором я говорил, это и есть возможность скорейшей интеграции всей системы здравоохранения в новую реальность взаимодействия с человеком, новое поведение пациентов. И думаю, что организаторами здравоохранения этот тренд вполне осознается, вопрос только в то, какие действие это осознание повлечет.

- Насколько решительно настроены организаторы довести обсуждение до реально принятого и работающего документа?

- Надеюсь, что да, что концепция будет разработана и принята. Но, очевидно, что во взаимодействии с экспертным сообществом Минздрав через совместную работу с Экспертными Советом реализует более проактивный принцип, чем ранее. Если раньше  эксперты в лучшем случае высказывали мнение по готовым документам – программам или законопроектам, то теперь с ними обсуждают изначальную идеологию документов. И на мой взгляд, осознание важности выстраивания такой концепции есть и в Минздраве, и в экспертном сообществе.

- В виде документа какого статуса она должна быть принята, чтобы стать руководством к действию?

- Мне представляется, что как минимум это уровень утверждения Правительством РФ, а как максимум - может быть и федеральный закон, в котором прописаны параметры той системы здравоохранения, к которой мы стремимся. Это, безусловно, высокоуровневый документ, который должен направлять действия и органов государственной власти и всего общества.

- Когда мы сможем ее увидеть, по вашему мнению?

- Формально сроки не устанавливались, но я считаю, что либо она будет подготовлена в сжатые сроки – 3-6 месяцев, либо не будет разработана никогда в этой структуре и с этим экспертным сообществом. Специалисты, которые участвуют в процессе, специалисты с большим опытом в здравоохранении, и если им есть что сказать и есть желание быстро достичь согласия – это можно сделать, не забалтывая и не откладывая в долгий ящик.