​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Врачи бьют тревогу: ради реформирования в поликлиниках сокращают ставки

08.11.2012

Либусь:

- Вчера ко мне обратилась инициативная группа наших пациентов и принесла, на основании чего они готовили свои письма и выступали. Я не ожидала, что нас поддержат наши пациенты. Они принесли мне газету от 26 числа в нашем Западном округе — газета Западного административного округа города Москвы. Зачитаю выдержку: «Кроме того, платным стало любое обращение к специалистам. С 1 января 2013 года вступает в силу постановление Правительства об утверждении правил предоставления организациям платных медицинских услуг. Кроме того, платным стало любое обращение к специалисту без направления участкового врача. Теперь нельзя будет самостоятельно проконсультироваться у хирурга, окулиста и гинеколога. При этом бесплатное направление участковый врач может дать только в свою поликлинику. А за консультацию в другом месте и за госпитализацию в крупный медицинский центр придется заплатить. Бесплатным остается случай оказания скрой специализированной медицинской помощи и медицинской помощи, оказываемой в неотложной или экстренной форме». Поскольку мы переходим из амбулаторной службы округа и ближайшей поликлиники, мы переходим в НПЦ объединенный. Мы становимся чужеродной медицинской организацией, в которую все наши пациенты — а мы, ортопеды, лечим заболевания опорно-двигательного аппарата: это наиболее инвалидирующая группа пациентов. Плюс ко всему, они находятся на инвалидности и маленькой пенсии. В основном это пожилой контингент.

Ильченко:

- В отношении платных услуг и Постановления 1006, на которое вы ссылаетесь — есть искажение информации. С начала 96-го года постановлением №27, которое сейчас отменено в связи с вступлением этого в силу, были регламентированы платные медицинские услуги в амбулаторно-поликлинических учреждениях и в ряде других учреждений страны. Другое дело, что исходя из возможностей и условий оказания предоставления медицинской помощи они в разных регионах реализовывались по-разному. В основном реализовывались в коммерческих учреждениях. И обращаемость за платными услугами в амбулаторно-поликлинических государственных учреждениях была гораздо ниже. А там, где она была, действительно были всевозможные не самые хорошие примеры того, что действительно из бесплатных услуг сталкивали пациентов в платные. В новом постановлении есть позитивные моменты. Четко разделяется, что делается пациенту бесплатно в рамках программы государственной гарантии. Это подробно в этом постановлении описано. Более того, обязанность всех учреждений здравоохранения, в том числе первичных, доводить до всех пациентов, через любые средства информации: стендов, теле-, интернет-ресурсов — о том, что включает в себя программа госгарантии бесплатного получения помощи, в том числе и специализированная. И только при условии, что это выполнено, предоставляются платные услуги. Причем, по платности в основном предусмотрены именно сервисные услуги. Например, отдельная палата. Но то, что вы ссылаетесь в плане специалиста — это действительно так, это записано в этом постановлении и действительно предполагает первичное обращение именно к терапевту или педиатру.

Афонина:

- Но теперь терапевты будут просто завалены обращениями, как они будут справляться с валом работы?

Ильченко:

- Безусловно, что так. Поэтому много критики в адрес постановления. В Общественной палате будут продолжены слушания по этому вопросу. Потому что много критики и от пациентов, и от врачей. Продолжается дискуссия с возможностью повлиять на постановляющую часть.

Афонина:

- Я не случайно в начале нашей программы сказала, что был человек, который первым забил на всю страну сигнал тревоги. Потом даже медицинское учреждение, в котором он работал, от него открестилось, сказали: нет у нас такого врача, Ивана Хренова — именно о нем идет речь. Нам удалось дозвониться до Ивана Хренова.

Добрюха:

- Хочу затронуть момент, который касается платности услуг, но в то же время модернизации здравоохранения. Как известно, министр здравоохранения и руководство государства говорит о том, что поликлиники оснащаются новейшим оборудованием. Так вот, поликлинику восстановительного лечения №4 тоже оснастили таким оборудованием. Казалось бы, все должны радоваться. Но врачи наоборот, забили тревогу из-за этого оборудования.

Афонина:

- В нашей студии появился еще один участник нашего разговора. Нам не удалось связаться с Иваном Хреновым, потому что он едет по вызову — он работает в области. И связь прервалась. Зато в студии появится заведующий филиалом №4 Московского научно-практического центра медицинской реабилитации восстановительной и спортивной медицины Станислав Анатольевич Иммут. Вы с Ольгой Константиновной были коллегами, работаете в одном учреждении.

Иммут:

- Меня удивляет вопрос: почему в прошедшем времени? Ольга Константиновна говорила о поликлинике в прошедшем времени: мы оказывали, мы делали. Мы как работали, так и работаем. Все врачи на приеме. Вчера я собирал заведующих, потому что первый день вышел из отпуска. Так неловко получилось, что завернулось в мое отсутствие — дождались, пока я ушел в отпуск. Я собирал заведующих, разговаривал, спрашивал: почему подписывали? Подписывали по той причине, которую сейчас повторила Ольга Константиновна. Первое — сняли надбавки. Людям было сказано, что с них сняли надбавки не стимулирующего характера. До людей доносилось, что с них сняли то, что им принадлежит по праву. Это выслуга и категория. Эти вещи не снимаются, они с врачом пожизненно, на них никто не может покуситься. Второе — спекуляция по поводу пенсионного возраста. Я сегодня разговаривал с бухгалтерией, они звонили в пенсионный фонд. Там было сказано, что с 2005 года научно-практические центры включены в реестр лечебно-профилактических учреждений.

Афонина:

- Понятно. Мы все же смогли дозвониться до доктора Хренова. Иван, вы были тем первым человеком, который осмелился сказать, что не все идеально у нас в здравоохранении. За то время, когда прозвучал крик о помощи, что-то изменилось, лично в вашей жизни врача и тех медиков, которые вместе с вами работают?

Хренов:

- В моей жизни появилось больше проблем, жизнь стала интереснее. Но я не жалею том, что позвонил, стал одним из первопроходцев. В моей жизни также будущее туманно, поскольку я работаю на… ставке. То есть меня могут сократить, и работу я вряд ли найду в своем крае. Но я доволен тем, что благодаря моему звонку обратили внимание на состояние нашего здравоохранения. Пришло гораздо больше финансовых средств, в том числе и по программе модернизации. Благодаря этому сейчас много учреждений ремонтируется, покупается дополнительное диагностическое оборудование. Но проблемы все равно остаются. Основная проблема — кадровый голод. Она особо чувствуется в районах. Чувствуется, что врачей не хватает, диагностика и лечение пациентов на низком уровне.

Добрюха:

- Вы опасаетесь, что можете лишиться работы и не найдете новую. С чем это связываете?

Хренов:

- Что я неудобный человек. Меня спрашивают, я даю интервью, стараюсь говорить правду, потому что я человек принципиальный. Но правда у нас никому не нравится, и я подвергаюсь разъяснительным работам.

Добрюха:

- Пошли разговоры, что восставшие врачи из поликлиники восстановительного лечения №4 тоже могут остаться без работы.

Афонина:

- Иван, вчера прозвучали слова Владимира Владимировича, что зарплата врача должна в два раза превышать среднюю в регионе. Ваша зарплата какова?

Хренов:

- 17-18 тысяч.

Афонина:

- В ходе реформы здравоохранения вы надеетесь, что она станет выше?

Хренов:

- Чтобы и условия труда… план по пациентам снизили. Моя зарплата сильно зависит от плана. Если я принимаю 17 человек, а не 18 — я лишаюсь 12 тысяч от зарплаты, и зарплата 7-8 тысяч.

Афонина:

- Система полиции: приведи человека и поставь галочку. И здесь: лови пациента на улице, тащи его в учреждение, чтобы получить свою надбавку.

Хренов:

- Да, именно.

Афонина:

- Спасибо вам за активную жизненную позицию. Врачей также делят на угодных и неугодных.

Добрюха:

- Были ли заявления об увольнении, уходе по собственному желанию?

Либусь:

- Сегодня был звонок от наших сотрудников, двух врачей на заведующего отделением ультразвуковой диагностике, имевшего беседу со Станиславом Анатольевичем, который пытался оказать давление. Они подписали это письмо, высказывали гражданскую позицию. Они позвонили перед программой, что если будет оказываться такое давление — они будут увольняться, причем замечательное отделение ультразвуковой диагностики, укомплектованное врачами только высокой категории. Алексей Викторович — врач-эксперт, он незаменим. И он готов подать заявление. Готов подать заявление наш терапевт Ольга Михайловна. Она сказала, что не может работать искренне в ситуации развала здравоохранения. Она убежденный медик, ей дано уведомление о сокращении, она инвалид по производственной травме — врач «Скорой помощи», попавшей в аварию. Ей дано уведомление о сокращении ее должности. Она не будет ждать компенсации, отрабатывать два месяца — она увольняется. Она обратилась в соседнюю поликлинику, которая ее ждала и просила придти к ней — 197-ю поликлинику. В поликлинике сказали, что у них нет вакантных должностей — хотя она была там накануне. Она подошла к Ольге Михайловне и сказала, что будет работать эти два месяца — потому что ей надо содержать дочь, которая находится в декретном отпуске и внука, который родился. На что Ольга Михайловна ей сказала: вы сделали свой выбор, выступив на собрании, вы здесь работать не будете.

Иммут:

- Семья Торнюков, которые у меня работают. Один главный врач, вторая — заведующая ультразвуковым отделением. Ради нее я сохранил ультразвуковое отделение, не слил с отделением — рентгеном. У нее стаж больше 25 лет. Я сегодня с ними разговаривал. У них как в гражданскую войну дома произошел раскол. Она подписала письмо, Алексей отказался подписывать. Когда я уезжал, я показал им эти документы, которые со мной. И последнее, что мне сказала Елена Григорьевна: Станислав Анатольевич, вы мне за полтора года ни разу не соврали. Я верю вашему слову и жду вашего решения.

Афонина:

- Эту ситуацию в рамках нашей программы сложно понять и оценить. Анна Добрюха следит за этой историей и будет продолжать следить. Спасибо, что пришли в студию. Давайте посмотрим и послушаем, что думают люди о том, как идет реформа здравоохранения.

- Довольны ли вы медицинским обслуживанием в России?

- Нет, не доволен.

- Почему?

- Все очень медленно, в больницах состояние безобразное.

- Много народу, врачи не совсем квалифицированные, старая, изношенная аппаратура.

- В Москве мы полностью довольны. Что касается ребенка — у нас нет никаких проблем ни в поликлинике, ни в диспансере — мы ездим. В Москве все хорошо.

- На самом деле не очень доволен. Потому что «Скорая» не всегда вовремя приезжает. Большие очереди.

- Как вы считаете — в платном обслуживании что-то по-другому?

- Там все быстро, даже отношение и общение другие. Когда приходишь с деньгами, а не без денег — за счет этого.

- Да — особенно если это платное обслуживание. Зависит не от системы, а от врача.