​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Доктор Валя: «И в Афгане, и в сельском медпункте главное - помочь больному, все остальное – потом»

18.02.2020

Доктор Валя: «И в Афгане, и в сельском медпункте главное - помочь больному, все остальное – потом» 
 
Память о войне – это прежде всего память о людях: о тех, кто воевал, кто не вернулся из боя, кто держал в стране «второй фронт», работая для будущей победы.
Время бесстрастно отсчитывает десятилетия от момента окончания Великой Отечественной и всё дальше отодвигает от нас эту памятную дату. Для участников военных действий эта война стала памятью об их юности, самым нестирающимся переживанием за целую жизнь – главным из всего, что было. 
 
Четыре года между жизнью и смертью, когда каждый день, каждый час мог стать последним, были бесконечно долгими. Не всем посчастливилось дожить до светлого дня Победы. Все меньше остаётся среди нас участников этих событий – воинов-фронтовиков, жителей блокадного Ленинграда, узников концлагерей, тружеников тыла.
 
Ушли далеко  сороковые-грозовые, за ними ушла целая эпоха. Уходят и люди – участники и свидетели тех событий – живые носители истории. Остается одно – память.
 
Оренбургская областная организация профсоюза работников здравоохранения РФ продолжает эстафету «добрых дел» и по традиции, в канун 75-летия Победы в Великой Отечественной войне,  навестит и вручит подарки 23 оставшимся в живых ветеранам той страшной войны, 170 труженикам тыла и более 200 детям войны – бывшим работникам учреждений здравоохранения Оренбургской области.
Первая встреча состоялась  с Ковешниковой Валентиной Дмитриевной в городе Оренбурге.
 
15 февраля в России отмечается памятная дата - день вывода советских войск из Афганистана.
Ветеран боевых действий Валентина Ковешникова почти три года, с июня 1984-го по февраль 1987-го, возглавляла гинекологическое отделение центрального военного госпиталя в городе Кабуле в Афганистане. Через ее руки оперирующего хирурга прошли десятки женщин, которым, как известно, не место на войне. Но женщин в эпицентре военных действий было много, и им нужна была помощь своего, «женского», доктора.
 
По всем законам жанра военных фильмов ничего не предвещало, что врач-акушер-гинеколог попадет в центр боевых действий. Валентина не мечтала о карьере военного врача, когда поступала в 1958 году в Оренбургское городское медицинское училище. Характер, конечно, всегда был боевой. Девчонке еще не было и восемнадцати, а она уже заведовала фельдшерско-акушерским пунктом в селе Мустафино Шарлыкского района. Помещение, где принимала пациенток Валя-апай (так уважительно называли сельчане доктора) было старым, непригодным для работы. Молодой врач добилась от председателя колхоза, чтобы в селе построили новый медпункт.
 
Потом были учеба в Оренбургском мединституте, очная клиническая ординатура по акушерству-гинекологии при этом же ВУЗе. И, конечно, практика. Операции, многочисленные дежурства и, главное, - больной, которому надо обязательно помочь здесь и сейчас. С этой установкой и прошла вся профессиональная деятельность врача Валентины Ковешниковой.
 
В 1984 году супруг Валентины, Евгений Ковешников, уехал по контракту советником по сельскому хозяйству в Афганистан. Жена поехала за мужем. Благо по всем параметрам проходила проверку. В жарком Афганистане Валентина не смогла долго сидеть без дела. К тому же очень нужны были оперирующие хирурги. Устроившись в центральный военный госпиталь в Кабуле на общественных началах, на второй же день после успешно проведенной операции получила приказ писать рапорт о приеме на работу. Так доктор Ковешникова стала военным врачом.
 
Лечила советских женщин-военнослужащих, афганских пациенток, принимала роды, проводила операции. Без вопросов садилась в машину в любое время суток, когда нужно было ехать к больному. И каждый раз при этом замирало сердце. Похищали врачей в Афганистане постоянно. Трудно было понять, что машина прислана из госпиталя, что перед тобой не переодетые душманы.
 
В одной из таких поездок их транспорт пытались захватить афганские моджахеды. В тот раз доктор Валя (так уже ее называли в Афганистане) сама была ранена. Очнулась только в госпитале.
 
На тривиальный вопрос «Вам было страшно?» у пожилой женщины появляются слезы на глазах: «Конечно, было». Что помогало ей пережить постоянный страх за свою жизнь? Да все то же, что и тогда, когда работала в далеком 1960 году в сельском ФАПе: главное – больной, все остальное – потом.