​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Тульские известия: отправляясь к пациенту, медики уже не знают - будут лечить или уворачиваться от кулаков

15.03.2017

Екатерина ГАРБУЗОВА "Тульские известия", статья "Девочки для битья":

Все видели телесюжет о фельдшере скорой помощи из Самары, которая, приехав по вызову, оказалась в квартире, где распивали спиртное пятеро молодых, вошедших в раж мужиков. На требование немедленно скинуть с себя униформу и станцевать на столе стриптиз девушка отреагировала единственно верно: метнулась вон из комнаты и заперлась в сан­узле. Шпингалет не подвел, да и крепости двери оказалось достаточно вплоть до приезда наряда полиции, который она вызвала по мобильному телефону. 

Страшно представить, чем обернулась бы для этой девушки обычная рабочая смена, вступи она в спор или промедли хотя бы секунду… Не каждый раз фельдшеров скорой помощи заставляют танцевать стриптиз, но девочками для битья они оказываются совсем не редко. С 2010 по 2016 год на медицинских работников в нашей стране было совершено 1226 нападений. В статистику вошли только случаи, доведенные до следствия и суда. Основная масса таких эксцессов огласки не получает, медики воспринимают оскорбления и даже побои от пациентов как суровую прозу их непростой профессии.

Приравнять медиков к полицейским
Ситуации, связанные с нападениями на медицинских работников в нашем регионе, обсуждались на круглом столе в Тульской областной клинической больнице. Мероприятие было организовано областным профсоюзом работников здравоохранения в поддержку проекта федерального закона, который призван усилить ответственность за нападения на мед­работников во время исполнения ими своего служебного долга. В коллективах лечебных учреждений профсоюз собрал уже более 4000 подписей под соответствующим обращением к законотворцам, тот же процесс идет по всей стране. 
Самые свежие сводки с «боев местного значения» представили на круглом столе руководители лечебных учреждений.

Главный врач Узловской районной больницы Николай Русаков:
– Буквально сегодня утром больной с легкой травмой налетел с кулаками на врача-травматолога. Хорошо, что тот – молодой парень после армии: уложил пациента на пол, зафиксировал, вызвал полицию. У меня нет ни одного травматолога, который не был бы бит пациентами, ведь травмируются по большей части граждане в алкогольном опьянении. И среди неврологов врача, ни разу не подвергшегося нападению, тоже нет. В моей личной практике был такой незабываемый случай. Я после института работал на скорой помощи. Приезжаю на вызов, дверь в доме открыта, вхожу, а навстречу совершенно голый пьяный мужик с топором в руке. Не буду живописать, как я оттуда убегал, но если бы вызов достался женщине, то она могла бы так там и остаться… На сегодняшний момент мы никак не можем защитить своих сотрудников, давайте скажем об этом прямо.
– У нас много примеров, когда молодые фельдшеры уходили из профессии после подобных инцидентов, – отметила председатель Тульской областной организации профсоюза работников здравоохранения Татьяна Богомолова.

Мат – обычное явление
Заместитель главного врача по скорой медицинской помощи больницы им. Ваныкина Вячеслав Потапов увеличение частоты нападений на медицинских работников со стороны пациентов и третьих лиц связал с деградацией нашего общества. Для диспетчеров, которые давно работают на скорой, это видно на простом примере: двадцать лет назад нецензурные выражения у звонящих на 03 были редкостью, сейчас – обычное дело. Все разговоры записываются, для иллюстрации можно послушать…
В службе скорой помощи трудятся сегодня 71 врач, 1010 человек среднего медперсонала, 596 водителей. 80 процентов сотрудников – женщины, 35 процентов из них пенсионного возраста. С пациентами, находящимися в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, приходится сталкиваться каждый день – именно в этом основная причина их неадекватного поведения. Обстановку обостряют плохо освещенные улицы и подъезды, есть места, где конфликты были, есть и будут. Обращения в силовые структуры малоэффективны: штраф в 200–500 руб­лей никого не пугает. Состояние многих дворов, их загруженность автомобилями, шлагбаумы доставляют массу неудобств, провоцируют конфликты. Когда машина не может подъехать к подъезду, вызывающие начинают ругаться через шлагбаум, за установку которого сами же голосовали. В Москве у каждого подъезда особой разметкой выделено место для парковки специальных служб, может быть, Туле стоит перенять этот опыт. Даже новые дома часто имеют такие лифты, что в них носилки на колесах не поставишь. Больных приходится носить на руках, прося о помощи соседей. И опять: когда-то на такую просьбу отзывались с полной готовностью, сейчас традиции взаимопомощи утрачены и бывает трудно найти помощников. 
Главный врач Новомосковской городской клинической больницы Игорь Наумов сказал, что у них в городе эвакуировать больных помогает МЧС, так должно быть везде. Кроме того, стараясь при­учить участников дорожного движения к привычке пропускать карету скорой помощи, в Новомосковске на регулярной основе проводится операция «Стопсигнал»: в машину скорой садится сотрудник полиции, и нарушителей штрафуют, так сказать, не отходя от кассы. Кроме того, с медицинскими работниками проводятся семинары и тренинги по бесконфликтному поведению – практика показала, что многие разборки возможно погасить на психологическом уровне. Ни на что другое уповать все равно не приходится: сотрудники ЧОПов, которые выполняют роль охраны в ЛПУ, на самом деле просто сторожа и максимум что могут – позвонить в полицию.

Не белые, не пушистые
Посмотреть правде в глаза и признать, что медицинские работники тоже бывают неправы, призвал коллег главный врач Тульской областной клинической больницы Александр Симонов. Медики и сами нередко провоцируют скандал. Вот недавно санитарка попросила дремавшего у кабинета пьяного пациента: «Да убери ты ноги, пьянь!» и – разбудила вулкан… Вообще же областная больница денег на охрану не жалеет, все 25 га территории, каждый коридор просматриваются. Охраняют больницу профессионалы, люди с оружием. Поэтому эксцессов минимум и пресекаются они на корню.
По мнению Симонова, надо разработать инструкции для сотрудников, алгоритмы действий в такого рода «пожарных случаях». Надо формировать банк неблагополучных адресов, описывать их, чтобы бригада знала, куда она едет, с чем там может столкнуться. Надо обучать психологическим приемам ухода от конфликта. Профилактика конфликтной ситуации начинается с улицы, с трассы, со шлагбаума. И безусловно, нужны сенсорные кнопки вызова подмоги.
Директор департамента здравоохранения Татьяна Семина сказала, что кнопки такие будут, соответствующее поручение министерству информатизации дадут в ближайшее время. Кроме сотрудников скорой помощи, с агрессией пациентов нередко сталкиваются участковые врачи и медсестры, наркологи, психиатры. У каждого должен быть планшет с функцией экстренной связи со службой 112. 
Участники круглого стола обратились к заместителю начальника управления вневедомственной охраны войск национальной гвардии Игорю Захарову с вопросом, считает ли он рациональным обеспечение медицинских работников средствами самозащиты – электрошокером, например. Захаров счел, что это принесет больше проблем, чем пользы. Применение такого средства защиты может быть признано неправомерным, а что еще хуже – направлено напада­ющими против медработника.

Нужен закон
Ведущая круглого стола Татьяна Богомолова высказалась однозначно в поддержку проекта закона об ужесточении мер ответственности за нападения на медицинских работников. Они выполняют конституционные обязательства государства, как военные и правоохранители, поэтому посягательство на медиков должно строго караться – вплоть до длительных тюремных сроков. Уровень страховой защиты тоже должен быть несравнимо выше, а сейчас компенсации смехотворны: за перелом основания черепа – 20 тысяч руб­лей, сотрясение оценивается в 5 тысяч, а выбитые зубы в тысячу руб­лей. 
По предварительным данным, если обращения в поддержку закона не возымеют действия, он будет принят не ранее середины будущего года.