​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

За закрытой дверью

02.03.2017

За прошедшие два года в Оренбурге произошло 17 нападений на врачей скорой помощи.

Были укушенные, получившие ушибы.

А однажды пьяная женщина, за которой приехала бригада, вырвала у врача клок волос. Последней каплей стало сообщение о том, что в Саратове пятеро мужчин в алкогольном опьянении потребовали от 27-летней сотрудницы скорой помощи раздеться. Ей удалось закрыться в ванной комнате и вызвать полицию.

Оренбургские врачи, работающие на скорой, в один голос говорят о том, что так дальше работать нельзя. Для того чтобы лично убедиться в том, насколько опасна работа врачей скорой помощи, мы решили подежурить вместе с ними и отправились на подстанцию «Центральную» по улице Монтажников, 1а.

Сегодня работает бригада в составе фельдшера Альфии Тимошкиной и водителя Олега Хмелевских. Первый адрес – улица Шевченко. Там ждёт врача женщина 59 лет с высоким давлением. Открывает смуглая женщина в платке и длинной юбке. «Корреспондентов нам не надо!» - машет она рукой. С сожалением посмотрев нам вслед, Альфия исчезает за железной дверью.

Мы ждём. Проходит десять… пятнадцать минут. Начинаем волноваться.

- Так же и я всегда переживаю за своего доктора, - вступает в разговор водитель машины Олег Хмелевских, - что там за закрытыми дверями? Никто не знает. А я машину бросить не могу. Здесь дорогостоящее оборудование, рация.

Наконец Альфия выходит из дома, спокойно с увесистым чемоданчиком возвращается к машине. Мы с облегчением вздыхаем.

- Целый цыганский табор, - улыбается она. - Окружили со всех сторон. Каждый что-то советует. От укола давление снизилось. Пациентке стало лучше.

Не успели сесть в машину, снова вызов – в 23-й микрорайон. Из травмпункта нужно отвезти человека в 4-ю горбольницу. 63-летний Александр Гурьянов утром по дороге домой поскользнулся. При помощи казённых костылей в сопровождении Альфии Александр добрался до нашей машины. Через 20 минут он в приёмном покое больницы.

Передышка. Едем на подстанцию. Едва успеваем зайти: женщины - в дамскую, мужчины – в мужскую комнату, - и снова вызов. На этот раз почечная колика у женщины 40 лет. Автомобиль еле-еле протискивается между сугробами узенького проезда к дому № 1/2 в переулке Мельничном. Муж больной женщины не рад визиту журналистов. Его можно понять, в такой ситуации не до гостей. И мы снова остаёмся ждать.

Увидев в окно барака фотокорреспондента, нам навстречу, наспех одетая, вышла жительница дома. Представилась как Соня-апа Файзуллина:

- Недавно скорая помощь не могла подъехать к соседям, там человек умер. Так медики вызывали трактор.

Но вот муж усаживает больную женщину в тёплое кресло в салоне скорой. И мы мчимся в больницу имени Пирогова.

Возвращение на подстанцию. Вызова пока нет. Чаю бы выпить, передохнуть. Альфия показывает нам комнату, где она может вскипятить воду в чайнике. Хочется задать вопрос о том, как проходит ночное дежурство, но в этот момент голос по местной связи: «Доктор Тимошкина – на выезд».

Альфия напоследок говорит нам:

«Я уже давно поняла, что в скорой могут работать только те, кто действительно любит эту профессию».

Ясно стало одно: безопасность врача скорой медицинской помощи –  дело самого врача. По закону ему не положено иметь никаких средств личной защиты. Тревожная кнопка имеется, но находится в кабине машины.

Да если бы она и была в руках у фельдшера, то удастся ли ею воспользоваться, если, как в Челябинске, неадекватный мужчина натравливает цепного пса или, как в Сургуте, муж пьяной женщины закрывает изнутри дверь и требует уговорить отвезти упрямую супругу в больницу?

Ответственность за такое хулиганство есть, но лишь административное.

- Самое напряжённое и опасное для наших сотрудников время наступает ближе к ночи, - говорит Сергей Бедных, главный врач Оренбургской клинической станции скорой медицинской помощи. - Часто вызовы идут от одних и тех же дебоширов. Отказаться ехать на вызов мы не можем, тем более, если есть пострадавшие люди. Но и защитить своих врачей у нас, по сути дела, нет никакой возможности. Электрошокер, думаю, в этой ситуации лишний, так как может быть использован против самого врача.

Без сомнения, в обществе с пониманием воспримут необходимость ввести такую же ответственность за оскорбление и причинение вреда здоровью сотрудников скорой, как и для полицейских. Нужны только законодательная инициатива, обсуждение в прессе и время.

Инна Ломанцова

Источник: газета "Оренбуржье"