​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Законодательные парадоксы

30.08.2017

Российские профсоюзы отслеживают прохождение в Госдуме законопроектов, которые ФНПР определяет для себя как приоритетные, поскольку они затрагивают профсоюзные интересы. Актуальный список инициатив, внесенных на рассмотрение в Думу, можно найти на сайте организации. Перед новой парламентской сессией “Солидарность” решила посмотреть, что это за проекты.

Законопроектов, которые будут рассматриваться Госдумой и которые интересуют ФНПР как затрагивающие профсоюзные интересы, сейчас насчитывается девять. Шесть из них в прошлую сессию депутаты еще даже не начали рассматривать, три прошли только первое чтение. В ФНПР законы разделяют на три группы: те, что поддерживаются профсоюзами, те, что нет, и те, что поддерживаются “с учетом замечаний и предложений”.

 
 
 
ПОДДЕРЖАТЬ
Должок!

Первый в списке законопроект был внесен в Госдуму профсоюзным депутатом Михаилом Тарасенко еще в июне прошлого года. Речь в документе идет о порядке выплат предприятиями-банкротами своим кредиторам. И нетрудно догадаться, что, с профсоюзной точки зрения, основным кредитором такого предприятия является трудовой коллектив. Напомним, что сейчас общий долг по зарплатам в стране - около 4,5 млрд рублей, и эта цифра уже давно практически не меняется. И основная масса долгов возникает как раз перед работниками обанкротившихся предприятий.

Порядок очередности выплат при банкротстве определен ст. 855 Гражданского кодекса: с работником рассчитаются только в третью очередь - после возмещения вреда здоровью, алиментов и оплаты счетов по судебным искам. Суть предложения Тарасенко состоит в том, чтобы работник мог получить от банкрота свою зарплату по платежным (а не исполнительным) документам во вторую очередь. Дата рассмотрения законопроекта в первом чтении не определена.

У матросов есть вопросы

Еще один законопроект, поддержанный профсоюзами, касается узкоспециализированной темы. Речь идет о регулировании трудовых отношений на морском и внутреннем водном транспорте. “Солидарность” уже писала об этой инициативе сразу после обсуждения документа в комитете Госдумы по труду (см. № 7, 2017). Минтранс, сообщество судовладельцев и профсоюзы договорились, что из законодательства надо исключить уставы о дисциплине труда на морском и внутреннем водном транспорте, благо они всего лишь дополняют нормы Трудового кодекса. Остается только убрать из него упоминание об этих самых уставах. Документ был принят в первом чтении в марте этого года, срок рассмотрения во втором чтении еще не определен.

Наравне с собой

Еще один законопроект, поддержанный профсоюзами и прошедший первое чтение, призван уравнять права мужчин и женщин в России. По Конституции-то мы все равны, но на практике это часто не так, и дискриминация по признаку пола не столь уж редка. “В последнее десятилетие неравенство в положении мужчин и женщин в нашей стране усиливается. Все негативные социальные явления российского общества - безработица, бедность, болезни - имеют сегодня “женское лицо”. Наиболее характерный показатель в этом плане - уровень женской безработицы”, - говорится в пояснительной записке к законопроекту. (Женщины составляют 2/3 официально зарегистрированных безработных; женщин чаще увольняют и реже нанимают из-за риска ухода в декретный отпуск; им платят меньше, чем мужчинам, и так далее.)

В документе определяется понятие “дискриминация по признаку пола”, которого ни в одном нашем законе еще не было. И устанавливаются обязанности федерального центра и регионов по обеспечению равных возможностей мужчин и женщин. Соответствующие обязанности появятся и у работодателей. Срок рассмотрения законопроекта во втором чтении не определен.

Разное

Еще три законопроекта, поддержанные в своей основе профсоюзами, пока что не были вынесены на первое чтение. Один из них касается порядка отстранения от работы (или расторжения трудового договора) спортивного тренера, замеченного в “кормлении” своих подопечных допингом. Когда депутаты приступят к рассмотрению этого документа, неизвестно.

Другой законопроект планируется рассмотреть в первом чтении в октябре. Речь в нем идет о кодификации российского законодательства: на этот раз решили привести в соответствие с другими нормативно-правовыми актами Кодекс об административных правонарушениях. Профсоюзы оправданно интересуются этим вопросом, поскольку нарушителями часто оказываются работодатели.

Третий документ касается изменений в Налоговом кодексе. Конкретно - положения о налоге на прибыль: работодателям, которые тратятся на отдых своих работников и членов их семей, предлагается давать льготу. Считается, что это, помимо пользы для предпринимателя и рабочего, послужит развитию внутреннего туризма в России. Когда законопроект станут рассматривать впервые, еще неизвестно.

ОТКЛОНИТЬ
Маленькие часики

Следующий законопроект был внесен в Госдуму в октябре прошлого года и вызвал однозначно негативную реакцию в ФНПР. Группа депутатов (в том числе член комитета по труду Олег Шеин) предлагает установить минимальную почасовую оплату труда - 100 рублей в час. Установление различных повышающих коэффициентов при этом отдадут на откуп правительству. Отмечается, что почасовой минимум не будет применяться для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, а также для иных целей обязательного социального страхования. Все это хотят исчислять по МРОТ “не ниже величины прожиточного минимума”. Почасовой МРОТ будет тогда выливаться в 16 тысяч рублей в месяц при 40-часовой рабочей неделе, так что выглядит предложение вроде бы не так уж и плохо. Однако профсоюзы выступают против законопроекта.

- Установление почасового МРОТ возможно только при установлении помесячного. В противном случае на государственном уровне будет нарушен принцип равной оплаты за труд равной ценности, соблюдение которого в соответствии со ст. 22 ТК РФ является обязанностью работодателя и за который выступают профсоюзы, - объясняет замруководителя департамента социально-трудовых отношений и соцпартнерства ФНПР Елена Косаковская.

Кроме того, отмечает она, недобросовестный работодатель получит возможность использовать для пущей экономии режим неполного рабочего времени. Еще такой работодатель будет оплачивать только отработанные часы, исключая перерывы на обед и отдых, “командировочные в пути”, перерывы на обогрев, кормление ребенка и другие. Или будет стремиться снизить издержки за счет включения в один отработанный час максимального количества трудовых обязанностей или норм выработки работника. Также для работодателя будет создана дополнительная возможность избавляться от неугодных членов профсоюза - устанавливая невыполнимые по объему задания или отказывая в оплате времени, затраченного на профсоюзную деятельность. Причем, отмечает Елена Косаковская, все эти и другие риски сохранятся даже при параллельном существовании минималки за час и за месяц.

- Внедрение почасовой оплаты для всех категорий работников потребует подробного нормирования труда и жесткого контроля со стороны профсоюзов, чтобы не допустить чрезмерной эксплуатации работающих и несправедливости в установлении обязанностей. Но не на каждом предприятии есть грамотные нормировщики и первичная профсоюзная организация. Многие работники будут вынуждены соглашаться на увеличение рабочего времени или интенсификацию труда из-за возможности дополнительного заработка, - отмечает Косаковская.

Проверка бдительности

В июле этого года были приняты в первом чтении поправки к закону “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля”. Речь в нем идет, по сути, об отказе к 2022 году от практики проверок соответствия требованиям, установленным в отношении работодателей законами СССР и РСФСР (их действие признается, если они не противоречат законам РФ). Эти требования затрагивают широкий спектр социально-трудовых отношений, включая, например, северные надбавки. Проф- союзы еще смогут побороться за непринятие законопроекта в нынешнем виде во втором чтении. Дата рассмотрения пока не назначена.

Гарантия хаоса

Наконец, в ноябре планируется рассмотреть законопроект, вносящий изменения в закон “О профсоюзах”. Его инициаторы (в частности, лидер фракции “Справедливая Россия” Сергей Миронов) полагают, что с принятием документа профсоюзы получат дополнительные гарантии деятельности и “существенно увеличат” свои права. “Очевидно, что действующее законодательство о профессиональных союзах является во многом декларативным, а многие полномочия профессиональных союзов существуют лишь в теории”, - говорится в пояснительной записке. С этим можно, пожалуй, согласиться. Тем более что законопроект предусматривает, например, право профсоюзов обращаться в суд с исками по защите прав неопределенного круга лиц. Отсутствие такого права действительно мешает профсоюзам: истец должен показать ответчику свое лицо, и работодатель может запугать работника. Сегодня закон позволяет защищать в суде неопределенный круг лиц органам исполнительной власти, уполномоченным по правам человека и даже отдельным гражданам, но - не профсоюзам.

Все бы ничего, но тот же законопроект предлагает “изменить понятийную категорию “профессиональные союзы”. Причина такой необходимости состоит якобы в том, что во многих других странах понятие “профсоюз” трактуется шире - “не привязывается исключительно к производственным интересам”. Предлагается, например, дать возможность создавать профсоюзы безработным… Есть, оказывается, такая профессия? Но реальная суть предложения вольно или невольно раскрывается в той же пояснительной записке далее.

Господин Миронов, если коротко, сетует на то, что другие общественные организации не имеют тех же прав, что и профсоюзы. Грубо говоря, что клуб любителей бабочек не заседает в Российской трехсторонней комиссии. Можно при этом сослаться еще на пресловутое развитие конкуренции в профсоюзной среде, но балерины не соревнуются со штангистами - у них разные задачи и сферы ответственности. И принцип “пусть расцветают сто цветов” в такой трактовке только внесет хаос в более-менее устоявшуюся систему трехсторонних отношений в социально-трудовой сфере.

Кроме того, предлагается запретить “руководящему составу” предприятий возглавлять профсоюзные организации. Аргумент, казалось бы, по делу: чтобы гарантировать независимость профкома от администрации. Примеры такой зависимости приводить, наверное, нет необходимости, читатель наверняка о них знает. Однако не учитывается тот факт, что зачастую тот же кадровик, возглавляющий профком, - едва ли не основа процветания первички. Гендиректору в кресле председателя, конечно, не место, но порой - особенно в бюджетных учреждениях - кроме как из “младшего руководящего состава” профлидеру просто физически появиться неоткуда.

Так что вопрос о представительстве - дискуссионный. Но авторы законопроекта в целом, как видно, вопреки декларации о расширении прав профсоюзов расширяют вместо этого список тех, кто сможет так называться. И одновременно ограничивают их возможности. Неудивительно, что ФНПР выступает против законопроекта и продолжит это делать в грядущем ноябре, когда по плану должно состояться первое чтение.