​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Проф-дайджест с 9 по 15 февраля 2015 года

16.02.2015

Обзор центральных и интернет СМИ по значимым событиям, конфликтам и другим материалам по профсоюзной и медицинской тематике с 9 по 15 февраля 2015 года.

Составители не несут ответственность за точность сведений, изложенных в публикациях; Размещение материалов подборки на своих информационных ресурсах с обязательной ссылкой на издание и автора подготовившего материал.

 

Профсоюзы призвали увеличить зарплаты россиян до ста тысяч 

Глава Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков заявил, что зарплата россиян должна составлять от 70 до 100 тысяч рублей и должна соотноситься с расходами сотрудников.

По словам Шмакова, зарплаты россиян только недавно стали сопоставимы с «цифрами дохода работников в последние годы Советского Союза». «Но Россия, в отличие от Советского Союза, не имеет прежних общественных фондов, которые дополняли доходы работников, например, и в свободе передвижения, при низких ценах на билеты на транспорте, и в возможностях лечения, (…) таких как бесплатная медицина и льготные путевки. С учетом этого, чтобы догнать СССР, зарплата в современной России должна была бы расти, как минимум, в три раза быстрее, и составлять сегодня не менее 70 тысяч, а с учетом обвала рубля и все 100», — заявил он.

Кроме того, Шмаков выступил за сокращение разрыва между доходами рядовых работников и зарплатами топ-менеджеров и назвал несправедливой «систему распределения доходов и расходов в России».

Ранее президент России Владимир Путин, выступая на съезде ФНПР, призвал сделать зарплаты топ-менеджеров понятными гражданам и прозрачными.

«Чтобы крупные компании могли привлекать менеджеров мирового класса, — а именно такие нам нужны, в том числе и из других государств, — то на этом рынке труда существует определенный уровень зарплаты. Важно, чтобы мути никакой не было, чтобы это было все прозрачно, объяснено гражданам, и тогда будет понятно, а если кто-то что-то закрывает, прячет, тогда возникают вопросы: значит, есть что прятать», — подчеркнул Путин.

ссылка на источник

  

В России недосчитались 3,5 тысячи онкологов 

В российских медицинских учреждениях сегодня не хватает 3-3,5 тысячи врачей онкологов. Об этом, как сообщает “Медицинский вестник”, заявил директор Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина (РОНЦ), главный внештатный специалист-онколог Минздрава России Михаил Давыдов.

“Кроме того, устарела и сама система подготовки, не отвечающая современным требованиям, предъявляемым в данной специальности”, - отметил он, выступая на пресс-конференции. Давыдов также добавил, что из-за дефицита кадров в регионах соответствующие должности занимают врачи, которые не обладают необходимой специализацией.

Вместе с этим в сфере кадрового обеспечения в РФ наблюдаются и положительные моменты, отметили присутствовавшие на мероприятии врачи. Как заявил замглавы НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ, главный внештатный детский онколог Минздрава Владимир Поляков, в сфере детской онкологии российских хирургов можно назвать мировыми лидерами.

“В части хирургического лечения нам нет равных. Отставание есть в плане проведения сопроводительной и поддерживающей терапии, так как зарубежные клиники предлагают пациентам совсем иные условия, и там на одного больного приходится пять медсестер, несколько врачей”, - рассказал Поляков.

Исполнительный директор Ассоциации онкологов России Александр Петровский сообщил РИА Новости, что за последние пять лет стандартизированный показатель смертности от рака в РФ снизился на 7,1% среди мужчин и на 4,8% среди женщин.

Глава ассоциации уточнил со ссылкой на данные Всемирной организации здравоохранения, что в 2013 году в России рак был диагностирован у 535,9 тысячи пациентов, из них умерли 288,6 тысячи человек. По данным Минздрава, в РФ рак находится на втором месте среди причин смертности населения.

ссылка на источник

 

Минздрав России запустил проект по подготовке управленческих кадров в здравоохранении

За год обучение пройдут 3500 специалистов. Программа позволит повысить эффективность управления финансами медицинских организаций, снизить неэффективные траты и многие коррупционные риски.

Минздрав России запустил всероссийскую программу по подготовке управленцев, отвечающих за финансово-экономическую деятельность медицинских организаций. Об этом в понедельник сообщили в пресс-службе ведомства.

В министерстве отметили, что в ближайшие годы Минздрав одной из своих стратегических задач видит повышение качества управленческих кадров, таких как главные врачи, специалисты в областях менеджмента качества, лекарственного обеспечения и финансово-экономического управления. В этом году будет проведена квалификация управленцев, курирующих финансово-экономическую деятельность в медицинских организациях всех субъектов РФ, работающих в системе обязательного медицинского страхования (ОМС).

Как подчеркнули в ведомстве, эта программа позволит не только повысить эффективность управления финансами медицинских организаций, но и снизить неэффективные траты, а также многие коррупционные риски.

"В течение года около 3,5 тыс. специалистов должны пройти обучение по эксклюзивной программе, которая разработана при участии федерального министерства, федерального фонда ОМС, ведущих специалистов страны в области управления и экономики здравоохранения", - отметили в Минздраве.

"Это абсолютно новый подход. Целью программы является формирование профессиональных компетенций административно- управленческого персонала медицинских организаций субъектов РФ в области финансового менеджмента и экономики здравоохранения с учетом современных социально- экономических условий", - цитируют в пресс-службе слова министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой.

В Минздраве сообщили, что программа состоит из модулей по наиболее актуальным проблемам, таким как формирование и экономическое обоснование территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, деятельность медицинской организации по оказанию гражданам бесплатной медицинской помощи, контроль качества медицинской помощи, оказываемой по ОМС и другим вопросам. Образовательный цикл будет длиться 72 часа, уточнили в пресс-службе.

ссылка на источник

 

Почему реформа здравоохранения не затрагивает частные клиники

Денег, поступающих в медицину, в целом достаточно. Вопрос в том, как ими распорядиться.

Автор — Григорий Ройтберг, президент ОАО «Медицина», академик РАН, участник рейтинга 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes.

Заранее предупреждаю: я не знаю, как управлять медицинской отраслью. Для управления отдельной компанией и целой отраслью головы менеджеров должны работать по-разному. Я умею руководить клиникой и горжусь тем, что создал ОАО «Медицина». Что надо сделать в медицине в целом, я могу говорить очень предположительно. Я пытаюсь следить за реформой здравоохранения в стране, но я ее не понимаю. Я не вижу основополагающих целей, которые должны быть достигнуты в результате. Пока это выглядит странно.

Было бы простительно, если бы у нас о таких «достижениях» медицины, как «в результате правильной работы мы освоили миллиарды рублей», говорил какой-нибудь финансист. Но когда медицинские руководители заявляют такое, я этого не понимаю. Количество «тяжелого оборудования» — компьютерных томографов, магнитно-резонансных томографов и так далее, закупаемых и находящихся в эксплуатации, значительно превышает мировые стандарты. Таких примеров много, и при этом говорится, что медицине не хватает денег.

Но сегодня расходы на здравоохранение Российской Федерации не меньше по доле ВВП, а даже больше этого показателя в европейских странах.

При этом в Москве, например, получают медицинскую помощь по добровольному медицинскому страхованию 2,3 млн человек. Не важно, кто за них платит — работодатель, они сами или их родственники. Они получают услуги в частных и ведомственных клиниках. Посчитайте, сколько денег на это уходит. Добавьте расходы частных лиц на лекарственные препараты, которые в других странах выдаются бесплатно, добавьте бюджетные деньги, совершенно колоссальные, потраченные на покупку оборудования и ремонт больниц. Если все цифры сложить, окажется, что речь идет не о 3,5% ВВП, а о 9% или даже большей доле средств, которые тратятся на медицинскую помощь. Так что денег, поступающих в медицину, в целом достаточно. Вопрос в том, как ими распорядиться.

В Москве, пожалуй, первыми задумались об этом и начали реформу, пытаясь сделать столичную медицину эффективнее. Можно спорить о методах, но лично меня впечатляет, что руководство московского здравоохранения решилось, так сказать, рискнуть собой. Потому что «спасибо» им скажут не скоро. Сегодня их ругают врачи, которых сокращают, и медицинские сестры, завтра будут недовольны пациенты, потому что, особенно первое время, возникнут неудобства и проблемы.

Мы в ОАО «Медицина» никогда не строили планы в зависимости от какого-то рывка в государственном здравоохранении. Мы просто стараемся оказывать высококлассную медицинскую помощь. И проведет государство реформу или нет, не думаю, что для нас, частных клиник, что-либо существенно изменится. Просто государство не должно забывать, что мы хоть и медицинский, но — бизнес. Я не могу быть «рупором» всей частной медицины, поэтому буду говорить о своей компании. Для нас сегодня работа в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) убыточна. Мы — единственная клиника в России, которая начала работать в ОМС еще с 1993 года. Тогда это была полуполитическая задача, но постепенно она превратилась в морально-этическую дилемму. Я не могу выбрасывать пациентов с ОМС на улицу. Поэтому мое мнение не впишется в хор славословия участию частных клиник в ОМС.

Без дополнительного финансирования нам работать в этой системе невозможно. Даже окупить расходы нереально.

Единственная отрасль, в которой это, наверное, целесообразно, — высокотехнологичная помощь, но нас к ней тоже полностью не допускают. Во-первых, потому что одноканальное финансирование, то есть только через фонд ОМС, не заработало. Во-вторых, потому что такие статьи расходов, жуткие по объемам, как амортизация медоборудования, нам не компенсируют. Например, в нашем онкологическом центре применяются две ультрасовременные лучевые установки Varian TrueBeam стоимостью несколько миллионов долларов каждая. Это лучшее, что сегодня есть в мире. Мы вложили огромные деньги в обучение специалистов — медицинских физиков и радиотерапевтов, — которые работают на установках. А нам говорят: «Пожалуйста, мы готовы делать у вас лучевую терапию, но амортизацию оборудования производить не можем». Другими словами, нас толкают в убыток как минимум на 30-40%. И какой предприниматель на это согласится? Он же подведет не только себя, но и других акционеров.

Готов ли в таких условиях частный бизнес к внедрению высокотехнологичных методов лечения? Не могу ответить за всех, но если говорить о нас как об одной из самых высокотехнологичных клиник, то мы готовы. Однако как в анекдоте: «съесть-то он съест, но кто ж ему даст». Нас не воспринимают в качестве полноправного партнера по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. Об этом только говорят много лет, но движения нет. Значит, те, кто принимает решения, либо настроены несерьезно, либо у них другие интересы.

В чем выход? Я много лет пытаюсь доказать необходимость софинансирования, применяемого во многих странах. Например, во Франции, которая во многом является примером постановки работы в здравоохранении. Как бы это выглядело? Если больной приходит к нам с полисом ОМС, мы бы зачли этот тариф в услуге ОМС, а разницу он доплатил бы сам, если он готов. При этом он мог бы предпочесть государственные учреждения, где доплачивать не надо.

Нужно дать людям выбор. Нужно показать им все возможности и сказать: вот это мы вам даем бесплатно, а за это частная компания требует доплату.

Думаю, что это было бы воспринято нормально. Более того, я уверен, что это дало бы толчок и бесплатному здравоохранению. Это очень простое решение. Рано или поздно оно может быть принято. Хорошо бы до него дожить.

ссылка на источник

 

Здоровый бизнес: как Минздрав собирается развивать государственно-частное партнерство 

Продолжается общественное обсуждение проекта долгосрочной стратегии развития здравоохранения. Документ, определяющий, какой должна стать медпомощь к 2030 году, был представлен Минздравом в декабре 2014 года, и вызвал неоднозначную реакцию. Одно из самых дискуссионных направлений стратегии– развитие государственно-частного партнерства (ГЧП) в здравоохранении. Как следует из документа, Минздрав планирует развивать находящуюся в федеральной собственности инфраструктуру здравоохранения, привлекая внебюджетныеисточники финансирования. Кроме того, государство хочет максимально уйти от хозяйственных функций, передав эту обязанность частному бизнесу, а собой оставив только функцию контроля. Взамен частникам обещают обеспечить окупаемость их проектов, «при условии сохранения социальных обязательств государства в части оказания гражданам медицинской помощи».

В Минздраве уже создан координационный совет по ГЧП, который должен разработать предполагаемый пакет заказов для бизнес-сообщества, описать типовые проекты, помочь инвесторам при взаимодействии с региональными властями и создать благоприятные условия для участия бизнеса. Курирует направление заместитель министра Сергей Краевой. По его словам, бизнес больше всего хотят видеть в первичном звене оказания медпомощи и некоторых видах ВМП. Первичное звено не требует больших затрат, и ожидается, что уже в ближайшее время до 15% учреждений, оказывающих медпомощь по программе ОМС, будут частными. В регионах очень не хватает отдельных видов ВМП, например, центров гемодиализа, лучевой терапии, централизованных лабораторий для дорогостоящих исследований, так что развитие именно этих направлений хотят поручить бизнесу.

Государство будет определять приоритеты для развития ГЧП, исходя из «потребностей населения в медицинской помощи и способности государства ее оказывать», заявил замминистра, выступая на круглом столе «Проблемы практической реализации проектов ГЧП в здравоохранении». «На деле это выглядит так: государство делает заказ на количество, качество и периодичность оказания услуги, определяет тарифы и заключает долгосрочный контракт, а частный бизнес делает все, чтобы эти требования выполнить», – объяснил Краевой. По его оценке, потребность в частных инвестициях может составить от 300 миллиардов до одного триллиона рублей. Однако пока в министерстве не могут точно сказать, сколько контрактов в силах заключить с частными организациями, и каких именно предложений ждут.

Как это выглядит сейчас

В настоящее время термином ГЧП обозначают любые формы отношений между государством и бизнесом: от создания совместных предприятий до размещения госзаказа. Однако законодательно на федеральном уровне закреплен пока только один вид ГЧП – концессии. В законе 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» есть статья, посвященная и объектам здравоохранения. При таком сотрудничестве выбранная по конкурсу компания вкладывает средства в реконструкцию и оснащение учреждения, получает его в управление на оговоренный в соглашении срок и оказывает медпомощь в системе ОМС, одновременно зарабатывая на коммерческих услугах.

О том, что государство не может и не должно лечить граждан самостоятельно, говорил еще экс-глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов, предлагавший сдавать в концессию «пустующие мощности лечебно-профилактических учреждений». Однако, по данным Центра развития ГЧП, с момента принятия закона в 2005 году в стране было заключено лишь 18 концессионных соглашений. В частности, был передан в концессию один из роддомов в Новосибирске, центр планирования семьи в Казани, а также ГКБ №63 в Москве (в настоящий момент здесь идет ремонт и больных не принимают). Как считают в Минздраве, и это отражено в стратегии, развитие проектов тормозит отсутствие федерального закона о ГЧП. Этот пробел частично восполняется региональными законами, которые разрабатывались под какие-то определенные проекты (вместе с концессионными сейчас в регионах реализуется 23 медицинских проекта ГЧП).

Кроме концессий, к примерам ГЧП эксперты относят немногочисленные совместные предприятия в регионах с платежеспособным спросом, например, сети клиник «Медси» и московской мэрии. По такой схеме государство вкладывает в проект здание и землю, а частник проводит капитальный ремонт, закупает оборудование и управляет учреждением, получая доход от платных услуг. Получило распространение сотрудничество частных диализных центров с территориальными фондами ОМС. Регионы,у которых нет собственных средств на строительство диализных центров, "заказывают" его создание коммерческим структурам. После того как центр построен, регион покупает у частника право проводить диализ в его центре, причем тарифы могут быть очень разными. Для граждан диализ входит в ОМС, поэтому отказаться от услуг центра регион не может. Кроме того, российские госучреждения нередко привлекают частный бизнес для оказания услуг на аутсорсинге. Например, некоторые станции скорой помощи сотрудничают с транспортными компаниями, которые предоставляют машины и штат водителей. Автомобили дежурят на станции 24 часа в сутки, и это время оплачивается из средств ОМС в соответствии с изначально оговоренными тарифами.

Как будет после принятия закона о ГЧП

Федеральный законопроект о ГЧП, который должен разрешить различные формы партнерства, а не только концессии, одобрен Госдумой в первом чтении и может быть принят уже в весеннюю сессию. В рамках ГЧП государство будет определять объем и качество медицинских услуг, сохраняя за собой право собственности на объект. Частный партнер, со своей стороны, получит доход в виде платы за оказание услуг, а также свою долю рисков управления проектом. Станет возможна реализация такой схемы, при которой инвестор сможет брать в аренду и управление уже готовые объекты с обязательством по их дооборудованию и использованию. Среди других перспективных направлений советник министра здравоохранения Игорь Ланской назвал создание мобильных медицинских центров для отдаленных населенных пунктов, диспансеризацию по договорам с государственными клиниками, массовое тестирование на онкологию.

По словам директора института экономики здравоохранения НИУВШЭ Ларисы Попович, механизм ГЧП в здравоохранении хорошо показал себя во многих странах мира. В России сложности возникли из-за того, что закон не предлагает ничего кроме концессии, которая не всегда годится для системы здравоохранения – в случае классической концессии государство может потерять контроль над медучреждением, считает эксперт. Кроме того, трудно мотивировать частника на крупные проекты, с окупаемостью которых могут возникнуть проблемы. В российских условиях должны развиваться все возможные модели ГЧП, считает Попович, но самой перспективной, по ее мнению, является такая форма, как менеджерские контракты. «В мировой практике широко распространены контракты – привлечение частника на выполнение услуг, – рассказала Попович МедНовостям. – Услуги, за которые оно отвечает, государство поручает проводить частному партнеру за счет собственных ресурсов – временных, кадровых, финансовых. И за это предоставляет ему определенные преференции, дающие конкурентные преимущества на рынке. Контрактная форма позволяет формулировать ГЧП довольно широко, привлекать бизнес к выполнению социально значимых функций, и Минздрав сейчас видит в этом большие перспективы».

Pro et Contra

По словам председателя комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмилы Стебенковой, во многих странах вообще нет государственного здравоохранения. В частности, во Франции, «чья система здравоохранения признана одной из лучших в мире», власти заключают договоры с частными клиниками и платят им за предоставляемые услуги. «Главная идея этой политики: государство платит только за оказанную медицинскую услугу и не несет бремени по содержанию больниц, – отмечает Стебенкова. – У нас сегодня огромное количество учреждений здравоохранения, мы тратим колоссальные деньги на их содержание и, более того, плохо контролируем процесс их расходования. При этом у города нет достаточно средств, чтобы довести здравоохранение до приличного состояния. И, если частный медцентр вложит деньги в ремонт и оборудование, вырастет общий уровень услуг, в том числе оказываемых по ОМС».

Со своей стороны, член исполкома Пироговского движения врачей, профессор, заслуженный деятель науки РФ Юрий Комаров считает сравнение с Францией абсолютно некорректным, поскольку там на здравоохранение тратят 12,5% ВВП и в расчете на одного жителя – более двух тысяч евро в год.Кроме того, по его словам, во Франции, в отличие от России основной объем медицинской помощи оказывается врачами общей практики, а среди частных больниц наибольшая доля приходится на некоммерческие организации. Гораздо полезней для России был бы опыт Испании, которая демонстрирует лучшие показатели эффективности по оценке агентства Bloomberg, чем Франция, считает эксперт. В Испании, где сложилась эффективная государственно-бюджетная модель здравоохранения, поначалу хотели передать государственные больницы в управление частным компаниям, но затем под давлением врачей отказались от этого.

Глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский считает, что ГЧП в отечественном здравоохранении приведет к росту числа платных услуг. «Отказот управления муниципальными медучреждениями – не что иное, как сворачивание бесплатной медицины и дополнительная возможность заработка для частного бизнеса», – говорит Саверский. По его словам, до сих пор частные клиники не стремились войти в систему ОМС из-за ее низких тарифов. Тем более бизнес не будет делать ставку на работу по ОМС после того, как серьезно вложится в ремонт и модернизацию муниципальной больницы.

Раскритиковали проект стратегии и представители частной медицины. Как пишут в своем обращении к министру здравоохранения представители общественного движения «Национальный медицинский конгресс», «стратегия не отражает реалий сегодняшнего времени, а в чем-то даже им противоречит. Обострение политических и экономических проблем в России и в мире, последовавшие санкции, обвал национальной валюты – все это провоцирует серьезный дефицит ресурсов в медицине – кадровых, финансовых, производственных». Кроме того, авторы обращения отмечают, что в документе не прописан механизм, определяющий «в чем именно будет заключаться ГЧП». «Усиление роли и участия коммерческих предприятий в реализации госзадач через функции ГЧП – тезис сам по себе актуальный и является хорошим способом нивелировать риски, но ключевые параметры того, как будет работать ГЧП в здравоохранении, сильно размыты», – говорится в документе. Представители Национального медицинского конгресса призывают Минздрав прислушаться к сообществу и доработать один из главных отраслевых проектов, иначе здравоохранение рискует принять еще один бесполезный документ.

Этот материал – третий из специального цикла статей, в которых МедНовости разъясняют основные направления «Стратегии развития здравоохранения РФ на долгосрочный период 2015-2030 годов». После общественного обсуждения и доработки стратегию направят на рассмотрение Совета безопасности и правительства. Этот документ определяет, как будет развиваться российское здравоохранение в ближайшие годы. Вот основные направления стратегии:

1. Совершенствование программы государственных гарантий.

2. Развитие системы ОМС на основе принципов солидарности и социального равенства и расширения страховых принципов.

3. Развитие дополнительного медицинского страхования (сверх обязательного медицинского страхования) при оказании застрахованным лицам дополнительных медицинских или иных услуг не входящих в программу государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи.

4. Развитие государственно-частного партнерства в здравоохранении.

5. Развитие общественных медицинских организаций, сформированных по территориальному и профессиональному принципам.

6. Введение обязательной аккредитации медицинских работников.

7. Информатизация здравоохранения.

8. Выстраивание вертикальной системы контроля и надзора в сфере здравоохранения.

9. Обеспечение лекарственными препаратами и медицинскими изделиями.

10. Ускоренное инновационное развитие здравоохранения на основе результатов биомедицинских и фармакологических исследований.

ссылка на источник

 

Владимир Печеный: сфера здравоохранения — одна из самых чувствительных и от нее зависит качество жизни колымчан

Министерство здравоохранения и демографической политики региона отчиталось о работе в 2014 году.

В 2014 году в Магаданской области появилось на свет 1838 малышей, что на 65 детей меньше, чем в предыдущем году. Но, несмотря на уменьшение числа рождений, естественный прирост населения — положительный- за счет уменьшения числа умерших. Не стало 1788 человек, что на 27 меньше аналогичного периода 2013 года.

Такие цифры привел в своем докладе на публичных слушаниях, посвященных отчету министерства здравоохранения и демографической политики области в 2014 году, его министр Сергей Зайнутдинов. Он обратил внимание на то, что показатель общей смертности в области составил в 2014 году – 11,9 на тысячу населения, что ниже установленного целевого показателя -12,5. Смертность по РФ -13,1, по ДФО -12,6.

На общественных слушаниях присутствовал и губернатор Магаданской области Владимир Печеный. Обращаясь к медикам, глава территории отметил, что сфера здравоохранения — одна из самых чувствительных и от нее зависит качество жизни колымчан.

«Если говорить о ситуации в этой отрасли, то в последние годы она меняется к лучшему. Возрос объём финансирования, начиная с 2007 года, рост — более чем в 5 раз, до 9,8 млрд рублей. Ремонтируются учреждения здравоохранения, увеличилась заработная плата медицинских работников. Положение дел в здравоохранении остается одним из важнейших приоритетов для регионального правительства», — сказал губернатор.

Он указал и на проблемы, которые сохраняются сегодня в медицине.

«Это и демографическая ситуация, где видно, что снизилась рождаемость. Но есть потенциал, чтобы изменить ее в лучшею сторону. Необходимо использовать новые методы. Что касается завершения строительства ряда объектов, то, несмотря на непростую нынешнюю ситуацию, эту работу важно закончить», — добавил глава территории.

О плюсах и минусах в работе колымских медиков говорили и местные жители, которые пришли на общественные слушания. Они указывали на недостатки в работе отделения «Скорой помощи», травмпункта и других подразделений регионального министерства здравоохранения.

Подводя итоги его работы, Сергей Зайнутдинов сообщил, что благодаря принятым мерам по работе с беременными, роженицами и новорожденными, в 2014 году удалось снизить на 27,0% показатель младенческой смертности. Он составил — 6,5 на 1000 родившихся (2013г. – 8,9). Показатель по РФ — 7,4. ДФО — 9,1 на 1000 родившихся. С 2010 года не зарегистрированы случаи материнской смертности», — сказал Сергей Зайнутдинов.

По его словам, в минувшем году меньше стало летальных исходов от новообразований, туберкулеза, болезней системы кровообращения, также снизилась смертность от всех видов транспортных травм. Однако, по информации министра здравоохранения Колымы, за последние два года возросла смертность от болезней органов дыхания на 16,7% и органов пищеварения на 14,5%.

«В 2015году Минздрав РФ разработал план мероприятий по снижению смертности населения. Главная его цель — борьба за жизнь каждого жителя страны. На основе этого документа до конца февраля 2015 года будет сформирован наш региональный план конкретных мероприятий для каждой медицинской организации и каждого конкретного врача», — добавил Сергей Зайнутдинов.

Он также отметил, что во время ежегодного послания Федеральному собранию Президентом России Владимиром Путиным 2015-й год был объявлен Годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. С учетом этого, Минздравом Колымы разрабатывается комплекс мер, направленный на совершенствование системы профилактики, диагностики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний, системы медицинской реабилитации, популяризацию здорового образа жизни, формирование гражданской ответственности у людей за состояние собственного здоровья и здоровья своих детей.

Большое внимание в минувшем году уделялось и развитию первичной медико-санитарной помощи, и обеспечению равнодоступности медицинской помощи жителям отдаленных поселков. Врачи районных больниц более 200 раз выезжали в поселки, осмотрели более 8 тыс. человек, в том числе детей — 1652. Выездная бригада Магаданской областной больницы в составе 25 врачей по 16 специальностям осмотрела 5438 пациентов.

Качество медицинской помощи напрямую зависит от наличия квалифицированных медицинских кадров, подчеркнул Сергей Зайнутдинов, поэтому особый акцент был сделан на решении кадровых проблем здравоохранения. Сегодня в отрасли работает 5927 человек, в том числе 780 врачей и 1994 средних медицинских работника.

«Считаем, что задача по их привлечению на работу в нашей области реально выполнима, с учетом динамики приезда специалистов по годам: в 2011 г. – 37 врачей; в 2012 г. — 43 врача, в 2013 году –82 врача и 59 средних медицинских работников, в 2014 году — 72 врача и 45 средних медицинских работников», — добавил министр здравоохранения области.

По его словам, изменить ситуацию в лучшую сторону позволяет подпрограмма «Кадровое обеспечение системы здравоохранения». Высококвалифицированным и приглашенным врачам, в том числе молодым специалистам, устанавливают доплаты стимулирующего характера в размере, который компенсирует отсутствие северных надбавок. Всех специалистов обеспечивают служебными квартирами.

Также в 2014 году увеличивалась и заработная плата медиков. Средний уровень оплаты труда в целом по здравоохранению в 2014 году приблизился 47 656,0 руб.

При этом средняя заработная плата в регионе у врачей повысилась до 83,7 тысяч рублей, среднего медицинского персонала – до 49,1 тыс. рублей и младшего медицинского персонала – до 30,6 тысяч рублей.

ссылка на источник

 

Ваши предложения и пожелания по содержанию «Проф-дайджеста» присылайте на адрес: ckprz@mail.ru.

Материал подготовлен отделом по связям с общественностью
и информационной работе аппарата Профсоюза