​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Ростов-на-Дону: Кадровая перспектива

Кадровая перспектива

09.12.2014

Ростовская область всегда имела мощный кадровый потенциал. Это подтверждают и результаты работы регионального здравоохранения и сегодня. По итогам прошедшего года уровень сертификации врачей составил 93,4%, средних медработников – 93,2%, а количество специалистов, повысивших квалификацию - 97,6%, средних медицинских работников – 96,8%. Это высокие показатели. Но почивать на лаврах явно рано. Нерешённых проблем в здравоохранении ещё много. О них и достижениях донской медицины корреспондент «Медицинской газеты» беседует с министром здравоохранения Ростовской области Татьяной БЫКОВСКОЙ.

- Татьяна Юрьевна, ростовская медицина издавна считается одной из самых развитых в нашей стране. Но работа любого лечебного учреждения зависит от обеспеченности кадрами и квалификации персонала. Насколько остро стоит перед здравоохранением Дона кадровая проблема?

- Проблемы нехватки специалистов в российском здравоохранении существовали всегда. Связаны они совсем не с тем, что никто не хочет решать их. Медицина развивается, появляются новые специальности, открываются новые направления, меняется потребность в специалистах. Но очевидно и другое. Ситуация с обеспеченностью кадрами принципиально изменилась. Если 10 лет назад укомплектованность врачами здравоохранения Дона достигала 61%, то сегодня регион уверенно вышел на показатель в 73%, а среднего медицинского персонала – 74. Конечно, это средние показатели по территории. Есть районы, которые укомплектованы гораздо лучше. Это Батайск, Аксай, Ремонтненский, Верхне-Донской, Шолоховский районы и др. Но можно привести и прямо противоположные примеры – чаще всего это, так называемые, шахтёрские территории (Шахты. Новошахтинск, Красный Сулин). Поэтому у нас помимо Федеральной программы «Земский доктор», по которой молодые врачи, приехавшие работать на село, получают миллион рублей, есть и областная программа. По решению губернатора Ростовской области Василия Голубева им перечисляется ещё дополнительно 200 тыс. руб., если они согласились поехать в отдалённые сельские или «шахтёрские» районы.

Решению кадровых проблем способствует и отлаженная на Дону целевая контрактная подготовка врачей. Мы продолжаем предоставлять молодым специалистам и работникам здравоохранения дефицитных специальностей жильё. Судите сами: за счёт средств, выделенных из областного бюджета, за период с 2005 по 2013 г. улучшить жилищные условия смогли 720 молодых врачей, в том числе 289 молодых специалистов и работников здравоохранения дефицитных профессий, приехавших на работу в сельскую местность. Широко используем и такую форму: «подъёмные» в размере 50 тыс. руб. выплачиваемые каждому врачу, приехавшему работать по направлению.

Однако нельзя сказать, что все проблемы с кадрами остались в прошлом. Длительный период времени, примерно, с начала 1990 по 2005 г., здравоохранение не могло похвастаться серьёзным вниманием со стороны власти. В результате шло старение кадров, и произошёл большой отток специалистов из отрасли. Естественно, на их место приходили молодые врачи. Но заместить такое количество врачей было совсем не просто. Например, до этого периода и подумать было нельзя, что в городском здравоохранении Ростова-на-Дону будет не хватать не только участковых врачей, но и узких специалистов. К сожалению, такое время настало. Можно сказать так: глобальной проблемы обеспеченности кадрами в Ростовской области не существует, но она ещё сохраняется в отдельных территориях, имеет локальное значение.

- Что показывает кадровый регистр? Каких специалистов всё-таки не хватает в региональном здравоохранении? И что вы намерены в этой связи предпринимать?

- Прежде всего, практическому здравоохранение не хватает анестезиологов-реаниматологов, неонатологов, врачей клинической лабораторной диагностики, фтизиатров. К сожалению, молодые врачи никак не могут понять, что современная фтизиатрия – это не та служба, которая существовала ещё вчера. Сегодня она – хорошо оснащённая, применяющая современные методы лечения опасной инфекции. Есть вакансии и в психиатрической, патологоанатомической службах. Закрыть их мешает наличие определённых профессиональных рисков (вредных условий труда) и недостаточно высокий уровень заработной платы. Конечно, в ряде муниципалитетов не хватает участковых врачей, педиатров, врачей общей практики.

С помощью администрации области нам удаётся шаг за шагом повышать заработную плату врачей. Понятно, что это тоже имеет огромное значение для закрепления специалиста в конкретной больнице.

- Есть ли необходимость у регионального здравоохранения увеличить целевой приём в Ростовский государственный медицинский университет?

- Целевая контрактная подготовка на базе Ростовского ГМУ осуществляется с 1995 г. Мы давно при составлении заявки ориентируемся на потребности лечебных учреждений. До 2013 г. ежегодный набор в университет по такой форме составлял 190 человек. По инициативе губернатора Василия Голубева Минздрав России этот набор с прошлого года увеличил до 250 мест. В 2014 г. он доведён до 264, в том числе 133 места - на лечебно-профилактический факультет. В 2015 г. целевой набор для поступающих планируется увеличить до 287.

В настоящее время в университете по целевому набору проходят обучение свыше 1 тыс. студентов. Стараемся добиться ситуации, чтобы студент, поступая в вуз, прекрасно понимал, кем он хочет стать, а не на 4-м курсе мучительно размышлял, куда ему пойти работать.

– Сегодня дискутируемый вопрос - о нагрузках на врачей. Не кажется ли вам, что они растут чуть ли не пропорционально повышению заработной платы?

- Следует согласиться, что нагрузка на врачей возросла. И это объяснимо. Сегодня каждый врач должен не только лечить и вести приём больных, но и оформлять десятки страниц медицинской документации. Но эти трудности вполне устранимы. Внедрение электронной истории болезни, рецепта и листка нетрудоспособности способны многое изменить в работе врача. Кроме того, в наше время редко кто из врачей работает на одну ставку.

– Татьяна Юрьевна, реорганизация столичного здравоохранения, например, привела к укрупнению лечебных учреждений. Как вы относитесь к такому опыту? И нужно ли проводить подобное объединение на Дону?

- Я вчера побывала в Куйбышевском районе. И очень удивилась, как руководство района чётко понимает, зачем идёт оптимизация сети. Коечная мощность должна быть переформатирована под реальное оказание медицинской помощи. Но не всегда это хотят понимать сельчане. Мол, почему мы должны куда-то ездить. Хотим, чтобы все исследования проводились непосредственно в хуторе. Пытаешься убедить недовольных, что в участковой больнице невозможно предоставить качественную медицинскую помощь. Даже бюджет самой развитой страны мира не сможет позволить оснастить маленькие больницы в соответствии со строгими стандартами.

Скажу честно, мы прошли немалый путь, чтобы руководство районов поняло, что оптимизация сети проводится для создания трёхуровневой системы оказания медицинской помощи. В моём кабинете в течение 3 недель с руководством каждой территории обсуждались перспективы развития здравоохранения. Медицина идёт вперёд. Многие патологии лечатся теперь в дневном стационаре, а не в круглосуточном, как было раньше. Надо уметь отделять медицинскую помощь от медико-социальной. Не случайно мы часть своих участковых больниц передали Министерству труда и социального развития области. Они реорганизовали их в дома для престарелых, хосписы. За последние годы в области было открыто 1 тыс. коек сестринского ухода. То есть мы перепрофилировали стационарные койки, не сократив их. Таким образом, сельчане могут продолжать лечиться в участковых больницах. Но они называются теперь по-другому. До 2020 г. в области заработают более 800 хосписных коек и столько же реабилитационных.

Работая ещё в РОФОМС, прекрасно помню, как приехала на встречу с коллективом лечебного учреждения, которое должно было быть реформировано. Жители этого города были настроены решительно. Встретили комиссию пикетами: не закрывайте нашу больницу! Нас слушать горожане не хотели... Но напряжение удалось, в конце концов, снять после того, как были трудоустроены все медицинские работники. И стало очевидно, что именно они являлись инициаторами проведения акций протеста. Врачи просто привыкли работать в городской больнице, где жизнь течёт медленно и размеренно. В ней объём работы врача не сравнить с тем, что ему приходится делать и в каких временных рамках, например, в работающей в этом же городе БСМП.

Это было всё учтено. Поставили дело так, что нам не пришлось сократить ни одного врача или медицинскую сестру. Стараемся каждому подыскать работу, которая отвечает его знаниям и опыту. Конечно, объясняем, что эти меры нужны для того, чтобы заставить койку работать эффективно, что это делается не для сокращения финансовых затрат на здравоохранение. Объёмы финансирования остаются прежние. Но выделенные средства должны рационально использоваться. В этом случае - где бы ни жил человек, он сможет рассчитывать на качественную медицинскую помощь.

Ещё несколько слов об оптимизации. Мы закрыли все малые родильные отделения. Этот процесс прошёл спокойно. Потому что предварительно шла работа с коллективами медиков, встречались с населением и объясняли очевидное. Если роддом принимает меньше 500 родов в год, то врачи теряют квалификацию. А что говорить, когда 28 родов за 4 месяца! Разве можно при этом быть специалистом высокой квалификации?

Конечно, жалобы периодически поступают. Кому-то очень хочется, чтобы компьютерный томограф стоял прямо около его дома...

Первыми в стране мы приняли целевую программу по строительству модульных ФАПов. Построили 300 таких лечебных учреждений. Соседи приезжали к нам за опытом. А с прошлого года строим модульные врачебные амбулатории, запустили уже 6.

- Не раз уже ставилась задача переосмысления роли и ответственности среднего медицинского персонала. На самом же деле очень медленно что-то меняется в этом отношении. Когда медсестра станет настоящим помощником врача?

- Сейчас Минздрав России занимается чётким ранжированием, чем должен заниматься врач. Но надо ещё также чётко определить, чем должен заниматься средний и младший медицинский персонал. И это также составная часть проблемы. Тем более что к 2016 г. фактически должны сравняться заработная плата медицинской сестры и младшего медицинского персонала.

В продолжение ответа на этот вопрос, хочу сказать, что я знаю многих опытных средних медицинских работников, у которых знаний и умений не меньше, чем у начинающего врача. Яркий тому пример – моя мама. Она работала фельдшером. Я помню, как она принимала решения в трудных ситуациях. Российское среднее медицинское образование сформировано так, что если ты хочешь учиться, то получишь качественные знания.

- Какой вклад в обеспеченность кадрами в сельской местности внесла программа «Земский доктор»? Много ли желающих, особенно среди молодых врачей, отправиться трудиться в глубинку?

- Не буду лукавить, мы сначала сомневались, что наберётся много «добровольцев». И отнеслись к составлению заявки с излишней осторожностью. Но практика показала, что они есть на ростовской земле. Единовременные компенсационные выплаты в размере 1 млн руб. в 2012 г. получили - 145 молодых врачей, в 2013 г. - 100. На софинансирование единовременных компенсационных выплат в 2013 г. из областного бюджета были выделены денежные средства в размере 50 млн руб. А всего в сельском здравоохранении области будет работать в 2014 г. уже 345 молодых врача, получивших единовременные компенсационные выплаты в размере 1 млн руб.

- Ростовская область испытывает наибольший приток вынужденных переселенцев из Украины. Часть из них трудилась в соседнем государстве в здравоохранении. Многие ли из них пришли работать по специальности в глубинку?

- Около 140 приехавших из Украины медиков оформляют документы. Часть из них уже вышла на работу в лечебные учреждения Донецка, Матвеево-Курганского, Кашарского районов и ряда других. Мы с удовольствием берём на работу квалифицированных медиков. С министерством уточнены вопросы верификации свидетельств об усовершенствовании и признании дипломов. Есть примеры, когда главные врачи с удовольствием приняли на работу целую семью медиков.

- Что можно сказать о повышении профессионального уровня организаторов здравоохранения и в целом медицинских работников?

- Я очень рада, что 26 июня сего года был подписан приказ Минздрава России № 321 о повышении квалификации административно-управленческого аппарата. Была создана межведомственная группа, в которую включили и меня. Я считаю, что с повышением квалификации клиницистов всё обстоит неплохо не только в Ростовской области, но и в целом в нашей стране. Сегодня есть возможность отправить врачей учиться не только в Ростовский государственный медицинский университет, но и в вузы Москвы, С.-Петербурга. Не меньше внимания требует и административно-управленческое звено. Нагрузка на него возрастёт и надо уметь решать многие задачи правильно и в короткое время.

- Может ли врач пожаловаться на руководителя лечебного учреждения, если он не согласен с размерами стимулирующих надбавок?

- В Ростовской области – сильный Профсоюз работников здравоохранения. Он всегда помогает в разрешении таких конфликтных ситуаций. Кроме того, мы живём в такое время, когда можно написать письмо по электронной почте в правоохранительные органы, Росздравнадзор или Минздрав области. Каждое такое обращение не остаётся без внимания. Боле того, разбор жалобы обязательно проводится с выездом на место, с общением с обратившимся человеком и изучением конкретной ситуации.

– Как выполняются на Дону майские указы Президента РФ, касающиеся повышения заработной платы? Удаётся следовать разработанной «дорожной карте» и заинтересовывать медиков трудиться качественно?

- За выполнением «дорожной карты» внимательно следит не только областное министерство, но и губернатор. Каждый месяц он проводит совещание по реализации указов Президента России. Мы не можем его подвести. По всем позициям показатели дорожной карты перевыполнены.