​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Калининград: Главный врач не должен быть винтиком

Калиниград: Главный врач не должен быть винтиком

29.08.2014

Система здравоохранения – одна из проблемных сфер в общественной жизни Калининградской области. О некоторых аспектах и специфике этих проблем "Росбалту" рассказал заслуженный врач РФ, член региональной Общественной палаты профессор Владимир Аменицкий.

– Владимир Евгеньевич, какие вопросы областного здравоохранения сейчас звучат наиболее остро?

– О том, какое у нас сегодня здравоохранение, уже много говорено — все уже понятно: что врачей не хватает, что поликлиники двадцать лет не строились, что очереди безобразные, что врачи грубят, что завалены они писаниной – это вся страна знает, и не только в области эти проблемы существуют. Речь сейчас идет о том, как придать нашей медицине человеческое лицо, как повернуть руководителя учреждения лицом к пациентам. Чтобы стояли кюветы с водой, чтобы в кабинетах на солнечной стороне занавески висели, чтобы инвалид на коляске мог заехать, чтобы наладить, наконец, электронную систему записи. Руководитель должен встречаться с активистами от населения, с общественным советом.

По линии Общественной палаты я курирую здравоохранение Калининградской области. Я провожу семинары с главными врачами, объясняю им, что они содержатся на средства налогоплательщиков, что они должны встречаться с населением, а не только сидеть в своих кабинетах. Моя задача – как-то сблизить власть и народ. То есть сейчас я говорю больше не как врач, а как общественный деятель. Например, сейчас объявили конкурс на главных врачей. Но почему конкурс должен проводиться кулуарно? Я считаю, что конкурсная информация должна быть размещена на сайте минздрава, на новостных лентах, и люди могли бы почитать, кто входит в конкурсную комиссию, каковы результаты голосования. Моя задача сейчас донести эту позицию до власти, чтобы она услышала.

– А от общества что-то зависит?

– Сейчас на первое место выходят организационные формы, надо сгладить эту деформацию нашего здравоохранения, как-то конвергировать, чтобы главные врачи не оказались послушными винтиками в системе здравоохранения. Конечно, гражданское общество должно контролировать работу чиновничьего аппарата. И хоть главный врач — не чиновник, он обязан "крутиться", общаться с народом. Со стороны населения тоже нужен актив, при каждом лечебном учреждении должен быть общественный совет. И результаты такой работы должны обнародоваться, висеть на стенке в поликлинике: что тогда-то главврач встречался с общественностью, разбирались такие-то вопросы, приняты такие-то решения. Этими проблемами Общественная палата сейчас тоже занимается.

– Удается найти отклик со стороны главврачей?

– Недавно я собрал в Янтарном пятерых главных врачей. Было также пять председателей общественных советов, в основном это отставные флотские офицеры. Они говорили, что у нас, дескать, в Янтарном бардак, "скорая помощь" не доезжает, недавно кто-то умер. У них своя правда. Мы им предлагаем объединиться со Светлогорском, они отвечают: а зачем нам это надо? Дело в том, что в Янтарном — 6 тыс. населения, а "скорая" положена по нормативам на 10 тыс. человек. Они говорят: тогда идите к президенту, меняйте нормативы. И им не докажешь, что такой подход ни к чему не приведет.

– Если бы проблемы главврачей ограничивались только этим…

– Да, от главного врача многое зависит. Но он действительно не может раздвинуть стенки поликлиники. Не может укомплектовать, скажем, 13 свободных ставок участковых врачей поликлиники Центрального района. И если на остальных двадцать с небольшим врачей приходится такая большая очередь, наверняка будут скандалы и ссоры. Узких специалистов также не хватает. Это вопрос не здравоохранения, об этом власть должна позаботиться. Чем можно заманить врача из другого региона? В первую очередь, конечно, жильем. Есть программа, но как она выполняется, это уже вопрос к чиновникам.

– Онкоцентр новый строится – там будет, кому работать?

– Вот, как раз эти вопросы и должны озвучивать журналисты. И задавать их надо чиновникам. Чтобы вырастить врача, нужно семь лет. Чтобы дом построить, надо два года. Но тут дело не в личностях руководителей, это проблема системная. Новые школы вводятся каждый год. А вот поликлиника хоть одна введена за 20 лет после распада СССР? Ни одной! И поэтому теснота там никогда не прекратится.

– Около года назад вы обратились с письмом к губернатору Николаю Цуканову, в котором предложили "рецепты оздоровления медицины". Была ли реакция власти по каким-то предложениям?

– Рецепты – это разговор глухого со слепым. Кот Васька слушает, да есть. Ну что я могу сделать? Давайте представим, что существует пирамида. Внизу стоит народ. Одна грань пирамиды – это чиновники, вторая грань – это народные избранники. А вверху сидит человек, над которым власти уже никакой нет. Если взять Калининград, кто-нибудь может что-то приказать мэру? Нет! Нет больше обкомов и горкомов партии, которые могли вызвать главу города и сказать: ты что ж вырубаешь деревья? И так же с губернатором: выше него только президент, но президент далеко, а мы-то здесь. Я не плачу о коммунизме, я говорю о том, что для такого уровня власти нет сдерживающих институтов.

– Что можно сказать о конфликте в Доме ребенка Калининградской области, где образовалось два профсоюза, спорящих о том, были ли случаи рукоприкладства в отношении детей?

– Там настолько все сейчас переплетено, что говорить что-то конкретно преждевременно. Мы направили туда группу наших специалистов – психологов, конфликтологов. Они выходили на место, я еще не знаком с материалами. Мы встречаемся в министерстве здравоохранения, и специалисты должны доложить, в чем там причина конфликта. Потом четвертого сентября мы будем проводить совещание. Я как председатель комиссии по здравоохранению Общественной палаты собираю представителей министерства, профсоюзов с той и с другой стороны. Хочу, чтобы люди рассказали, как они дошли до жизни такой, почему стали ненавидеть друг друга. Приходите на совещание, и сделаете свои выводы.