​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Москва: Карательное администрирование

Москва: Карательное администрирование

28.08.2014

Зарплаты меньше прожиточного минимума, почти полугодовая задержка выплат, отсутствие возможности получить расчет по справедливости... Реально ли такое в современной, богатой и престижной Москве? Да, если вы работник АНО “Артрологическая больница НПО “СКАЛ” или аффилированного с ней ООО “НПО “СКАЛ”. Администрация медучреждения лишилась финансирования ОМС, избавилась от платных пациентов, а теперь портит жизнь персоналу самыми разными способами.

ХАМСТВО ВМЕСТО ЗАРПЛАТЫ

В небольшом врачебном кабинете собралось несколько сотрудников АНО “Артрологическая больница НПО “СКАЛ” и ООО “НПО “СКАЛ”. Врачи, работники регистратуры, лаборанты - все хотят рассказать о постигших их неприятностях. А поделиться медикам есть чем. И начать, пожалуй, следует с того, что они вот уже почти полгода как не получают зарплату. Задерживать выплаты администрация начала еще весной, кто-то последние деньги получил в марте, кто-то - в апреле. Но общая ситуация понятна: средства на оплату труда у больницы кончились давным-давно.

- Здесь всегда платили мало, - признается ревматолог Татьяна Афанасьева. - Последнее время я получала порядка 14 тысяч. А ведь я врач - 27 лет рабочего стажа! У меня, правда, 0,75 ставки, но больных всегда принимала больше чем на полную ставку... Сильные сбои с зарплатой начались примерно с марта: с 1 марта по сегодняшний день я получила всего 14 тысяч!

В частное коммерческое учреждение больница “выросла”, сначала выделившись из Первого московского мединститута во Всесоюзное научно-практическое объединение Минздрава СССР, а потом, после перестройки, уйдя в коммерцию. Как и прежде, персонал занимался лечением заболеваний суставов и позвоночника. Проблемы с финансами, судя по всему, были здесь и раньше. Как поясняют коллеги Афанасьевой, в последние годы перебои с выплатами случались частенько. Деньги задерживали, аванс и зарплату выдавали не в те дни, которые были прописаны в трудовых договорах, и так далее. Но чтобы зарплату не платили вовсе - такого прежде не бывало. Отдельно, кстати, стоит сказать о размере этих зарплат:

- Зарплаты в коллективе небольшие, от 6 до 15 тысяч рублей, в последнее время зарплата только понижалась, - говорит старший научный сотрудник больницы Мусса Гетагазов. - Говорили всё - “нет денег, нет денег”... А сейчас мы предполагаем, что деньги-то были. По слухам, осваивались даже не все средства, выдаваемые страховыми компаниями. Это даже кто-то из администрации случайно на собрании сказал.

- В этом году будет 31 год, как я работаю в этой больнице! - добавляет Светлана Никитина, заведующая клиникой диагностической лаборатории. - В свое время и оплата нормальная была, хотя в последнее время ставки очень низкие. Оклад - 3240 рублей плюс 15% за вредность. В целом же я тысяч 10 получала... Так и жила. В апреле получила где-то 8000 рублей, и это была последняя выплата... Я жду, что больница выплатит мне заработанные деньги. Я же честно работала! Не нарушала ничего!

Если небольшой заработок и даже задержку денег еще можно было бы стерпеть и как-то пережить (при правильном подходе руководства к общению с коллективом), то случаи откровенного хамства и угроз со стороны больничной администрации стали последней каплей для и без того расстроенных людей.

- Я здесь работаю довольно недолго, всего три года. Первые два - платили регулярно 6700 в месяц. А в марте перестали, - говорит Галина Цветкова, медицинский регистратор. - Сейчас больных нет, но на работу ходить приходится. И.о. заведующей регистратурой Владислава Волосевич мне все время угрожала: “Я тебя по статье уволю!” Говорила, что если не уволимся по собственному желанию или не уйдем в отпуск без сохранения заработной платы, то нас уволят по статье.

Примерно то же самое рассказывает коллега Галины, медрегистратор Ирина Кузнецова:

- Приблизительно в середине июня к нам подошла Владислава Волосевич и потребовала написать заявления об увольнении по собственному желанию. Мы попросили объяснить, на каком основании мы это  должны делать, и представить соответствующий документ. Она никакого документа нам не представила и особо ничего не объясняла. А когда мы отказались, нам сказали, что уволят нас по статье и мы никакую работу не найдем.

Вместе с тем врачи и медперсонал предполагают, что ряд административных сотрудников больницы получают-таки свои деньги даже в этих условиях. Причем платят, по мнению обиженных и оскорбленных медиков, именно тем, кого поставили за ними следить и, при случае, придираться к невыполнению служебных обязанностей.

Официальная позиция администрации больницы: в возникшей ситуации виновата Межведомственная комиссия по разработке московской территориальной программы обязательного медицинского страхования. Дескать, комиссия внезапно, без всякого обоснования, сократила квоты ОМС для больницы на 2014 год в восемь раз - с более чем 40 млн до 5 млн рублей. Доходы с платной клиентуры еле покрывали аренду помещений. На закупку лекарств, медицинских расходников и фонд заработной платы средств уже не оставалось. К марту деньги, полученные по квоте, были израсходованы, и начались проблемы с выплатами.

По отзыву персонала, квоты действительно снизились. Но вот почему это произошло - большой вопрос. Самая расхожая версия среди сотрудников больницы, с которыми удалось пообщаться, - произошло это из-за нецелевого расходования предыдущих денег, выделяемых по системе ОМС. “Солидарность” направила запрос в Московский городской фонд медицинского страхования, чтобы выяснить, так ли это на самом деле.

БОЛЬНЫЕ... НА ВЫХОД!

Интересно, что пострадавшими в этой ситуации оказались не только врачи, но и пациенты, которых в один далеко не прекрасный день попросту выгнали из медучреждения.

- В конце июня директор Эдуард Пихлак неожиданно вызвал всех врачей, особенно из стационара, и заявил, что надо сегодня выписать всех больных. Вне зависимости от состояния. Некоторые больные только-только поступили, а их все равно выписали, - поясняет один из сотрудников. - На 30 июня в стационаре было шесть человек. Все они были выписаны за один день! Так же поступили и с больными, проходящими лечение амбулаторно. Причем это же были платные пациенты! Кто-то из них запротестовал - таким деньги сразу вернули. Другим пообещали перечислить позже.

Конечно, это не тот случай, когда пациенты находятся совсем уж в остром состоянии. Но ведь с болями в суставах срочно срываться куда-то, будучи недолеченным, да еще и оставшись без денег - то еще удовольствие. Да и врачам приятного мало - выполнять такие распоряжения руководства.

- Но заставили же! - разводит руками Гетагазов. - Этически это, конечно, плохо.

Мария Лисеева, молодой специалист, относительно недавно устроилась работать в это медучреждение. Но и на ее долю уже пришлось немало приключений. Вначале девушка хотела добиться выплаты зарплаты, затем - увольнения в связи с нарушением условий трудового договора. Но во всем этом ей было отказано. Отказали ей и в просьбе выдать хоть какие-то документы о том, что больница задерживает зарплату сотрудникам.

- Я подходила к заместителю директора Пиляеву Валерию Геннадьевичу с просьбой выдать мне бумагу о том, что в связи с невыплатами ОМС сотрудникам не выплачивается зарплата за два месяца, чтобы мне можно было в случае чего эту бумажку показать в метро и бесплатный проезд получить - мне о такой практике отец рассказывал, - говорит Лисеева. - Замдиректора сделал большие глаза: откуда вы о таком знаете? Сначала он со мной разговаривал вежливо, но как только начались какие-то реальные просьбы, перешел на повышенный тон. Сказал, что я не понимаю ситуации, что директор такой бедный и несчастный, все такие бедные и несчастные, и не я одна-единственная без хлеба сижу. Потом пришло уведомление - просьба ко всем сотрудникам подписать заявление о том, что за апрель им, с их согласия, выплатят не полную зарплату, а либо 50%, либо 70%. То есть, грубо говоря, поделитесь письменно с директором, чтобы он оплатил аренду.

В общем, ситуация в больнице напоминает старый, еще перестроечных времен, анекдот:

“Встречаются два директора: - Ты своим зарплату платишь? - Нет. - И я нет. А они все равно на работу ходят? - Ходят. - И мои ходят. Может, вход платный сделаем?”

ПОЗИЦИЯ АДМИНИСТРАЦИИ

Поговорив с Марией, направляемся прямиком в бухгалтерию больницы.

- У нас один специалист, который справками занимается, - заявили в бухгалтерии. - Сейчас в отпуске, будет только 26 августа. Да, это ненормальная ситуация, но у нас один специалист. Второго из-за материальных проблем позволить себе не могли.

При этом в бухгалтерии признали, что Мария и остальные специалисты действительно не могут получить расчет из-за отсутствия на счетах учреждения денег.

Следующий пункт нашего назначения - кабинет одного из больничных руководителей, Валерия Пиляева. Первым делом заместитель директора пристально проверяет мое журналистское удостоверение. Что ж, его право.

- Коллектив ведет себя по-разному, - проясняет он позицию руководства. - Кто-то очень достойно - понимают, что-то предлагают некоторые. Некоторые, в силу различия нервных систем, ситуаций, недопонимания, со злости какой-то, неприязни... Есть группа, человек где-то 13 - 15, которым “даешь правду-матку”. Отдай деньги - и все. Сними штаны - продай. Администрация тоже не получает ни копейки. Слухи - это слухи. Я не получаю с марта или с середины апреля.

По словам Пиляева, директор сам вносил внушительные денежные средства в надежде, что в Департаменте здравоохранения города Москвы одумаются и вернут учреждению нормальное финансирование. Но этого так и не случилось.

Однако же Валерий Геннадьевич так и не смог внятно объяснить, почему сотрудников больницы не могут уволить в соответствии с ТК РФ. Понятно, что средств у учреждения нет, но законность при увольнении соблюсти-то можно было? Также заместитель главного врача порекомендовал ознакомиться с объяснительной бумагой, выданной руководством сотрудникам больницы.

ДЕНЕГ НЕТ И НЕ ПРЕДВИДИТСЯ

В заявлении позиция администрации действительно изложена более или менее последовательно. Здесь написано и о проблемах с финансированием со стороны ОМС, и о проблемах с арендной платой, и о том, как руководство пытается героически привлечь спонсорские средства. Есть здесь и несколько абзацев о “разъяснительной работе с различными сотрудниками больницы по поводу сложившейся ситуации”. Они особенно интересны для любого специалиста, занимающегося трудовым правом:

“Третье направление - нормализация сложившейся сейчас обстановки в коллективе Больницы. Из 123 сотрудников 73, оценив сложность положения и приняв адекватное решение, уволились из больницы по собственному желанию, и большинство из них уже нашли новое место работы. Это решение не затронуло их права на получение долгов Больницы по заработной плате.

Из остальных 50 человек 37 находятся сейчас в отпусках, по окончании которых будут принимать соответствующие решения. Однако 13 человек (11%) настойчиво желают в настоящее время продолжать “работать” в больнице, которая не функционирует уже 1,5 мес. При этом ничего не известно о поисках ими другой работы, хотя общая ситуация с трудоустройством в здравоохранении Москвы не представляется достаточно определенной. Требование этой группы сводится к желанию: а) немедленного возвращения причитающихся им денег, б) увольнения по сокращению штатов (что, как известно, сопровождается повышенными выплатами со стороны Больницы).

По этому поводу сообщаем 1) каких-либо денег у Больницы в настоящее время нет (сама администрация одолжила Больнице весьма значительную сумму денег), 2) вероятность возобновления работы больницы существует как с помощью внешних спонсоров, так и при положительном решении Департамента здравоохранения Москвы. Однако эти возможности сейчас не могут быть гарантированы и ВЕРОЯТНОСТЬ ОБЪЯВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИЕЙ БАНКРОТСТВА БОЛЬНИЦЫ ВЕСЬМА ВЕЛИКА. В последнем случае компенсация долгов по зарплате может оказаться более чем скромной, 4) поэтому активный поиск нового места работы (при сохранении права на выплату задолженностей Больницы) представляется достаточно целесообразным. При этом будет сохраняться возможность возвращения на работу в Больнице в случае продолжения ее деятельности”.

Вот такая вот “нормализация”. С одной стороны, денег нет и гарантировать никто ничего не может, с другой - увольняйтесь, люди добрые, “по собственному”. Оканчивается же послание восхвалением славных страниц истории больницы, новыми претензиями к руководству московского здравоохранения, принявшему “безответственное решение”, и обращенным к работникам искренним сожалением о случившемся. Правда, ни подписей, ни печатей на “административной” бумаге не стоит, так что с какой долей серьезности можно относиться к этому “документу”, не очень понятно.

- К этому заявлению мы относимся скептически, - объясняет Мария Лисеева. - На собраниях тоже говорилось, что директор ни в чем не виноват, а весь такой золотой и пушистый. Нам непонятно: почему даже это заявление от администрации поступило только в августе, когда реальные проблемы начались еще в феврале?! Не было ни одного приказа, ни одного официального документа. Все только в устном виде, пинают из кабинета в кабинет, ничего не объясняя!

Работая в профсоюзном СМИ, довольно быстро понимаешь: терпение российских трудящихся очень велико. И все же с каждым новом примером невольно поражаешься глубине этого терпения. Прежде чем обратиться в прокуратуру и пойти по судам, сотрудники больницы ждали несколько месяцев, надеясь, видимо, что деньги им все-таки выплатят добром. Но дни шли, а выплат так и не было... На данный момент группа работников обратилась с жалобой на действия администрации больницы в прокуратуру и планирует обратиться в суд. Но и тут есть определенные проблемы:

- Нам не выдают здесь справки, необходимые для суда, - говорит ревматолог Татьяна Афанасьева. - Фактически бухгалтерия препятствует. Для того чтобы подать иск, нам нужны справки о среднем заработке и о том, что нам здесь не выплатили. Пихлак подписал заявление, чтобы нам выдали справки. Но, мы так поняли, дал устное распоряжение справки не давать. Заместитель главного бухгалтера утверждает, что она не может “влезть” в компьютер, который оставил другой бухгалтер, уехавший на месяц.

Организованная группа сотрудников намерена вести дальнейшую борьбу за свои деньги и добиться от больницы всех положенных выплат.

Комментарий

Михаил Андрочников, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ:

- Либо этой больнице предстоит реорганизация, либо она прекратит существование. Планы собственника мы узнать не можем - он их нигде не афишировал. Это достаточно типичная ситуация для организаций, которые попали в трудное финансовое положение и где администрация хочет минимизировать расходы, в том числе выплаты в случае сокращения персонала. Конечно, уговоры “написать заявление “по собственному” - абсолютно неэтичны. Так выдавливают коллектив. Самые стойкие работники ходят на работу, готовы приступить к выполнению своих обязанностей. А что больных нет - не вина сотрудников. За что увольнять?

Надо понимать, что если заработная плата не выплачивается определенный срок, то это уже уголовное преступление. Работники молодцы, что обратились в прокуратуру и суд. Скорее всего, после прокурорской проверки собственника обяжут выплатить задолженность по зарплате. Как он это будет делать - трудно сказать.

Я считаю, что если бы на предприятии сохранялась первичная профсоюзная организация, ситуация никогда бы не дошла до такого проблемного уровня. Во-первых, собственник и администрация больницы смогли бы своевременно доносить информацию до коллектива о текущем положении дел в организации. Во-вторых, профорганизация четко ставила бы вопрос о сокращении персонала, а в случае чего могла бы отстоять интересы медиков в суде, и руководство было бы куда аккуратнее в своих высказываниях и действиях. В-третьих, вообще неизвестно, как дело бы повернулось: когда коллектив сплочен, когда люди в курсе происходящего и среди них есть юридически грамотные специалисты, можно справиться с любой проблемой.