​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

Свердловская область: Бездна «красной зоны»

30.11.2021

Второй год без передышки

Они уходят от нас каждый день. Родные и соседи, хорошо известные и малознакомые, в причинах смерти у многих – ковидный след. А тем временем так и "ломаются копья" в спорах – вакцинироваться или нет. А что там на линии фронта, в ковидных госпиталях и больницах?

Миллиарды съел COVID

Свердловские больницы, перепрофилированные под лечение пациентов с коронавирусом, значительно усилили свою матбазу. Сейчас там установлено 78 кислородных газификаторов, 867 коек обеспечено аппаратами ИВЛ.

При этом из-за роста количества госпитализированных дооснащение требуется ГКБ № 40, детской горбольнице № 11 в Екатеринбурге, а также Березовской ЦГБ. В региональном министерстве здравоохранения обещают до конца 2021 года рассмотреть возможность закупки 70 аппаратов ИВЛ и 7 кислородных комплексов.

"В связи с увеличением числа закупок лекарств и оборудования по коронавирусному профилю кредиторская задолженность ЛПУ составляет около 4 миллиардов рублей. По прогнозам экономистов, возможно, к концу года она вырастет до 6 миллиардов", – сообщил "Уралинформбюро" председатель регионального отделения профсоюза работников здравоохранения Сергей Угринов.

В территориальном ФОМС объяснили, что в течение 2021 года в его бюджет из средств Резервного фонда правительства РФ поступило 4,7 миллиарда рублей. Ожидается приход еще одного транша, сумма которого неизвестна.

Губернатор Евгений Куйвашев подчеркнул, что за истекший период только на стимулирующие выплаты медикам было затрачено два миллиарда рублей из консолидированного бюджета.

К нынешней, четвертой волне пандемии сформирован штат сотрудников, который обучен тактике лечения пациентов с коронавирусом. На данный момент в ковидных стационарах работают 1 620 врачей (в резерве – 664), среднего медперсонала – 3 457 человек (1 441), младшего – 1 402 (148).

Кадровая политика трансформируется на глазах, позволяя всего за 36 часов адаптировать для работы в "красной зоне" врачей различных специальностей. Обучение проходит под руководством анестезиологов-реаниматологов и инфекционистов на базе Уральского государственного медицинского университета. На данный момент через эту программу прошли 1 465 человек. Свердловский областной медколледж подготовил к работе с COVID 17 тысяч медиков, сообщила "Уралинформбюро" заместитель министра здравоохранения Свердловской области Екатерина Ютяева.

По имеющимся сведениям, в ковидных стационарах региона могут значительно отличаться показатели средней зарплаты. Так, в Первоуральске врач "красной зоны" получает 103 тысячи рублей, в горбольнице № 1 Нижнего Тагила – 95 тысяч рублей, в Серовской горбольнице и ГКБ № 40 Екатеринбурга оплата труда составляет около 88 тысяч рублей, а в екатеринбургской ГКБ №14 – 75 тысяч. При этом предусмотрены "губернаторские" доплаты.

"Если раньше выплаты производились за сам факт работы, то есть один раз вышел на смену – получил полную сумму, сейчас для получения полной выплаты необходимо отработать ставку. С одной стороны, это справедливо по отношению к тем, кто честно и ответственно работает, а не отсиживается дома", – рассказал в беседе с "Уралинформбюро" анестезиолог-реаниматолог, попросивший об анонимности.

Опрошенные медики подчеркивают, что кадровый дефицит ощущается на всех уровнях, в результате им приходится работать на износ.

"В июле 2020 года я пришла в инфекционную больницу Нижнего Тагила на должность медсестры. На тот момент на 70 пациентов осталось всего две медсестры. Это очень сложно, каждому необходим уход и наблюдение, капельницы и так далее. К тому же я брала пять-шесть ночных дежурств. Ушла в октябре 2021 года, потому что надо было выходить на учебу", – рассказала ординатор Анна Антонова.

Приход любого врача в "красную зону" раскрывает его способность отвечать за пациента. В нынешней ситуации это маркер качественного оказания помощи.

В свое время нам, молодым врачам, давали больных, которых мы лечили и за которых несли ответственность. А сейчас учеба идет в основном через симулятивные центры, фантомы и так далее. И именно это не позволяет молодому врачу приобрести два, на мой взгляд, наиболее ценных качества – ответственность и чувство сострадания. Вот какая может быть ответственность перед муляжом? Какое чувство сострадания может быть к кукле? Наверное, вышеописанные качества будут появляться чуть позже у наших докторов, хотя я как психиатр могу сказать: чем раньше у человека появляется чувство ответственности, тем лучше", – подчеркивает начальник Свердловского областного госпиталя для ветеранов войн Олег Забродин.

По оценке собеседников, ключевой момент успешной работы ковидария заключается в заинтересованном управленце, который умеет слышать свою команду.

"Руководители медучреждений не всегда понимают, что с сотрудниками надо иметь контакт, и к подчиненным не нужно относиться как к механизму. Необходимо информировать сотрудников по объему работы и доплатам, чего зачастую главврачи не делают. В итоге система дает сбой, как это было в больнице № 1 Нижнего Тагила и горбольнице Первоуральска. И если в Первоуральске вопрос решился – на должность и. о. главврача пришел Александр Рожин, то в Нижнем Тагиле, несмотря на жалобы медиков, до сих пор главврачом остается Александр Павловских", – отмечает Сергей Угринов.

Встать в строй

В медицинском сообществе характеризуют работу с коронавирусными пациентами как монотонную. "Пять моделей больных, один диагноз, и в этом процессе мы находимся почти два года. Через нас прошли, наверное, 15 тысяч пациентов", – рассказал главврач екатеринбургской ЦГБ № 24 Алексей Малинкин.

Со временем у многих врачей пропадает интерес к работе. Эмоциональное выгорание – реальная проблема. Есть те, кто не выдерживает. Это не значит, что они плохие, слабые или некомпетентные. Это особенность характера, нервной системы. Медики не железные. И работать в "красной зоне" на эмоциях совершенно невозможно. Плохо будет и пациенту, и врачу.

Эксперты говорят, что серьезная депрессия – повод взять больничный. Авторы проекта "Справочник врача" выяснили, что 29% работников инфекционных госпиталей идут на работу без интереса. У 37% медиков возникли проблемы со здоровьем, а 27,7% медперсонала и вовсе хотят попрощаться с "красной зоной".

"Ситуация принимает угрожающую форму, как для тех, кто задействован на "передовой", так и для пациентов ковидных центров. В России наиболее уязвимым контингентом становится молодой персонал, работающий в регионах, вне Москвы и Санкт-Петербурга. У них выявляются депрессии, бессонницы, эмоциональное выгорание. Более всего на состояние медиков влияют перегрузки на работе, а в некоторых случаях – невозможность помочь своим пациентам. Многие врачи замалчивают проблему. Те, кто обратился к нам, вскоре ушли на больничный. Некоторые наконец-то уехали в отпуск", – рассказал "Уралинформбюро" заведующий отделом терапии психических заболевании Московского НИИ Психиатрии Сергей Мосолов.

Медики всегда работали в условиях высокой загрузки, из-за чего в пандемию COVID-19 "вскрылись" недостатки системы здравоохранения.

"Считаю, что необходимо дополнительное привлечение медицинских работников. Однако где их брать, если лишь недавно в медицинских вузах увеличили количество бюджетных мест? Для того, чтобы пришли кадры, необходимо поднять оклады, сделать их равными по регионам, то есть чтобы врачи не ездили из своего субъекта на заработки в Москву и Московскую область", – комментирует ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова.

Новости последнего времени не сулят спокойного Нового года. Страны Европы экстренно вводят ограничения для населения в связи с новой волной заболеваемости. Атаку африканского штамма "омикрон" с тревогой ожидают во всем мире. А в российских "красных зонах" у медиков, как молитва – нам отступать некуда.